📑 Александр II и В.А. Жуковский. Б. Б. Глинский

   

Александр II и В. А. Жуковский

Глава из книги Царские дети и их наставники
Б. Б. Глинский

Император Александр II в молодостиI.

На Пасхе, 17 апреля 1818 года, двести один пушечный выстрел возвестил жителям Москвы о радостном событии в семье наследника-цесаревича, великого князя Николая Павловича: супруга его, великая княгиня Александра Феодоровна, родила на свет сына, первенца, нареченного Александром.

По этому случаю счастливый отец соорудил в церкви Нового Иерусалима придел во имя св. Александра Невского, как “смиренное приношение счастливого отца, поверяющего Отцу Всемогущему свое драгоценнейшее благо: участь жены и сына… Пускай перед алтарем, воздвигнутым благодарностью отца, приносятся молитвы и о матери, и о сыне, да продлит Всемогущий их жизнь для собственного их счастья, на службу государю, на честь и пользу отечества”.

Рождение великого князя Александра, будущего Царя-Освободителя, было встречено членами царской семьи, иноземными родственниками и русскими простыми людьми, как событие чрезвычайной важности. Точно прозревая грядущие судьбы царственного младенца и нашего отечества, поэт Василий Андреевич Жуковский, состоявший тогда учителем русского языка при Александре Феодоровне, приветствовал царственную ученицу-мать следующими вдохновенными стихами:

“Да встретит он обильный честью век,
Да славного участник славный будет,
Да на чреде высокой не забудет
Святейшего из званья: человек!
Жить для веков в величии народном,
Для блага всех — свое позабывать,
Лишь в голосе отечества свободном
С смирением дела свои читать!…”

В этих приветственных стихах ясно сказался голос истинно русского человека, который указывал будущему верховному вождю России то, что ожидает от него отечество: всеобщего блага, свободы родины и истинно человеческого отношения к подданным. Уважай в людях прежде всего их святейшее звание “человек”! — таков был завет поэта первенцу наследника, — завет, который впоследствии, как будет показано в нашей статье, лег основанием всего воспитания юного великого князя.

Нечего и говорить, какою любовью, ласкою и вниманием был окружен “маленький Саша” со стороны родителей с первых дней своего появления на свет. Неопытная еще в деле воспитания и руководительства детскими шагами, великая княгиня Александра Феодоровна охотно пользовалась в этом деле советами и указаниями вдовствующей императрицы Марии Феодоровны.

Державная бабушка души не чаяла в маленьком внуке и взяла на себя выбор для него бонн и гувернанток. Из числа последних главное наблюдение над его воспитанием было поручено Ю.Ф. Барановой. Кроме г-жи Барановой при великом князе состояла, в качестве надзирательницы, Н.В. Тауберт, а в качестве бонн-англичанок — А.А. Кристи, М.В. Коссовская и Е.И. Кристи.

Когда Александру Николаевичу минуло шесть лет и наступила уже пора подумать о более серьезном обучении, а главнейше — о военном воспитании, — к нему был приставлен, в роли главного воспитателя, боевой офицер, герой войн 1805 и 1807 годов, капитан Карл Карлович Мердер. 12 июля 1824 г. последний вступил в отправление своей ответственной должности и с тех пор, вплоть до своей смерти (1834 г.), он считал главною целью жизни — быть полезным воспитаннику, принимая живейшее участие в его детских играх и научных занятиях, не оставляя его без надзора ни днем, ни ночью. Это дало возможность Мердеру внимательно наблюдать за нравственным развитием будущего русского императора и деятельно помогать главному наставнику великого князя, В.А. Жуковскому, в его заботах об умственном и духовном просвещении воспитанника.

Великий князь Николай Павлович был чрезвычайно доволен воспитателем своего сына и уже в сентябре того же 1824 года писал Мердеру из-за границы: “Добрые вести о сыне моем меня душевно радуют, и я молю Бога, дабы укрепил его во всем добром. Продолжайте с тем же усердием, с которым вы начали новую свою должность, утвердите и оправдайте мое о вас мнение. Мне весьма приятно слышать, сколь матушка довольна успехами Александра Николаевича и вашим с ним обхождением”.

Равным образом и великая княгиня Александра Феодоровна неоднократно, с первого же времени вступления Мердера в исправление своих обязанностей, выражала ему свое удовольствие. Так, подобно Николаю Павловичу, она писала наставнику из заграничного путешествия:

“Не могу достаточно благодарить вас за ваши повременные отчеты, которые кратко, но полно содержат в себе все, что мне желательно знать о моем милом Александре. Бог благословит вас за все труды и заботы, которыми вы теперь должны быть обременены; восхищаюсь вашим терпением; только оставайтесь верны себе и не давайте другим вводить вас в заблуждение; рассчитывайте на содействие Божие, ибо без Него ничто человеческое не может удасться, и верно любите моего мальчика, обещающего нам столько прекрасного. Ваши отчеты составляют всю мою радость, и потому я прошу о продолжении. С удовольствием вижу, что так хорошо идет лазанье и упражнения в устойчивости”.

На это милостивое и сердечное письмо Карл Карлович отвечал:

“Августейшая великая княгиня! Вашего императорского высочества милостивое письмо я имел счастие получить. Вы благодарите меня, августейшая великая княгиня, за все труды и заботы, теперь часто выпадающие мне на долю. Видит Бог, что сокровеннейшее мое желание и единственное мое стремление заключается в том, чтобы прежде всего доставить доверенному мне и сделавшемуся столь дорогим моему сердцу ребенку столько счастия, сколько это ребенку возможно. Поэтому я стараюсь доставить ему все радости, дозволенные в его возрасте: он играет, забавляется и шутит со мною, а я чувствую себя обрадованным и счастливым уже тем, что все, кому дано счастие видеть маленького великого князя, находят, что он сильно переменился в свою пользу…”

В тот же день Мердер писал и великому князю Николаю Павловичу:

“Тщетно старался бы я изъяснить вашему императорскому высочеству чувство, с каковым приемлю изъявляемую мне в письме вашим высочеством благодарность за точное исполнение моей обязанности. Бог видит сердце мое; Ему известны чувства мои и пламенное желание — быть полезным Александру Николаевичу. Всевышний милостив, Он укрепит меня в силах и поможет исполнить в полной мере Им и вами на меня возложенное. На него полагаю всю мою надежду”.

Сделавшись в 1825 году, по восшествии Николая Павловича на прародительский престол, наследником престола, “маленький Саша” — так звали великого князя Александра Николаевича в семье — продолжал вести прежнюю жизнь под надзором Мердера и швейцарца Жилля, лишенную всякой роскоши и чопорности. Так, когда однажды французский посол, согласно обычаям своей родины, просил позволения представиться восьмилетнему великому князю, Николай Павлович отклонил эту просьбу следующими словами:

— Вы, значит, хотите вскружить ему голову? Какой прекрасный повод к тому, чтобы возгордиться этому мальчугану, если бы стал выражать ему почтение генерал, командовавший армиями! Я тронут вашим желанием — его видеть, и вы будете иметь возможность удовлетворить его, когда поедете в Царское Село. Там вы встретитесь с моими детьми. Вы посмотрите на них и поговорите с ними; но церемониальное представление было бы непристойностью. Я хочу воспитать в моем сыне человека, прежде чем сделать из него государя.

Действительно, посол отправился в Царское Село, где в одном из парков нашел великого князя с сестрами, Марией и Ольгой Николаевнами. Наследник привел в восхищение гостя своей ловкостью, находчивостью и живостью. Когда вся компания садилась в лодку, последняя случайно накренилась и зачерпнула воды. Другой ребенок в таком случае испугался бы, вскрикнул, но Александр Николаевич смело схватил багор, поспешно оттолкнул лодку от берега и спокойно стал грести.

Умение держать себя в обществе, на людях — было отличительною чертою маленького наследника. Так, во время коронации государя в Москве, летом 1826 года, он приводил в неописуемый восторг жителей Первопрестольной, когда, в лейб-гусарском мундире и на арабском коне, появлялся в свите своего родителя или участвовал на парадах в строю гусар. Народ с восторгом встречал и провожал всюду восьмилетнего великого князя, и громкое “ура” беспрестанно оглашало улицы, когда он появился.

Вот что повествует Мердер по случаю появления Александра Николаевича в один прекрасный день среди населения Москвы. “Едва показался он, раздалось радостное “ура!”

Народ толпою бросился к коляске, власть полиции исчезла; все уступает толпе радостного народа; подобно морскому валу, воздымающемуся, лезут друг на друга, падают, вскакивают, бегут, хватают за колеса, рессоры, постромки; крики: — “Ура! Александр Николаевич, наш московский князь” Ура! Ура!” Трогательная картина! Но далее ехать было трудно, из опасения раздавить кого-нибудь из народа. Возвратились назад”.

Когда приближенные выражали государю свой восторг и удивление перед поведением наследника и умением его с достоинством держать себя, Николай Павлович с уверенностью говорил всем:

— Я покоен насчет моего сына, он в хороших руках.

Уверенность державного родителя, что сын его находится на попечении людей, которые употребят все силы к тому, чтобы верховный вождь России оправдал возлагаемые на него народом надежды, — имела своим основанием высокие нравственные качества этих людей.

II.

Главным воспитателем, как уже сказано выше, был назначен К.К. Мердер. Это был человек высокой честности, мягкий, просвещенный и любознательный. Он сам постоянно трудился над своим самоусовершенствованием, приобретая разнообразные сведения, чтобы впоследствии поделиться ими со своим воспитанником.

Не довольствуясь личным взглядом на дело воспитания, он изучал по этому предмету лучших отечественных и иностранных писателей, заимствуя у них все лучшее, что могло быть полезно великому князю. Мердер говорил всегда чистую правду в глаза наследнику и его родителям, был точен в исполнении своих обязанностей, тверд в достижении целей и умел ласкою и убеждениями заставлять не всегда покорного воспитанника делать то, что ему приказывают и что от него требуют.

Выше было отмечено по письмам Мердера к августейшим родителям воспитанника, как последние были довольны наставником сына, и сколь ответственным считал он сам порученное ему дело. Он ставил себе задачею как бы слиться душою с великим князем и сделаться его истинным другом.

В этих видах он оставался при ребенке безотлучно, разделял все его игры и удовольствия и приучал великого князя видеть в нем не начальника, а ласкового и веселого товарища. Вместе с тем он добился от ребенка величайшей откровенности; в привычку Александру Николаевичу вошло, таким образом, по вечерам, перед молитвою, рассказывать Карлу Карловичу все то, что он делал и думал в течение дня без всякой утайки и вполне чистосердечно, как на исповеди.

Такое отношение к делу воспитания великого князя требовало со стороны Мердера громадного самообладания и выдержки, причем всякая строгость, всякое наказание и грубая насильственность были устранены. Поэтому нельзя не заметить, что условия воспитания, в которые был поставлен шестилетний Александр Николаевич, были во много раз лучше тех, в коих находился его августейший родитель в свое время, как мы это видели, так много натерпевшийся от суровости генерала Ламсдорфа.

Многие придворные, считавшие строгость и систему наказаний неотъемлемой принадлежностью дела воспитания, смотрели на отношения Мердера к своему воспитаннику недоверчиво и выражали явное опасение, что он испортит и погубит ребенка. Но императорская семья посмотрела на эти отношения с более просвещенной точки зрения.

Обе императрицы, великая княгиня Александра Феодоровна, великий князь Николай Павлович и сам государь император поддерживали Карла Карловича, ожидая от его гуманного обращения с ребенком самого лучшего.

И это гуманное отношение было тем более необходимо, что юный великий князь был ребенком чрезвычайно впечатлительным, на которого строгость и крупные наказания могли произвести слишком угнетающее впечатление.

Своим ласковым обращением с Александром Николаевичем Мердер успел в самое короткое время заслужить его доверие, его привязанность и любовь. Так, только что научившись письменным буквам, великий князь уже спешит написать своему наставнику письмо, где изъясняется ему в любви и которое тот получает в виде небольшого клочка бумажки, где на одной стороне написано: “Карл Мердер 1 февраля 1825 г.”, а на другой — “люблю Мердера моего”.

Поэтому и наставнику не оставалось ничего иного, как только в своих письменных донесениях Николаю Павловичу и Александре Феодоровне отмечать добрые свойства ребенка. “Чрезвычайно счастлив, — писал он Александре Феодсровне, — что могу сообщить вашему императорскому Еысочеству только добрые вести о моем маленьком великом князе.

Его доброе сердце, его наклонности, — словом, все его качества и притом любовь, с которой он относится ко мне, — ручаются мне, что я (если Господь сохранит мне жизнь) увижу его однажды истинным украшением и радостью семьи его августейших родителей. Эту неделю погода стояла благоприятная, и мы ежедневно дважды выходили на прогулки. К моей великой радости, Александр Николаевич сделался неутомимым пешеходом, и когда он бегает с разрумянившимся от воздуха лицом, с него — хоть картину писать”.

Сумев стать в наилучшие отношения с воспитанником и его родителями, К.К. Мердер пользовался высоким уважением и любовью и своих помощников по воспитанию великого князя, причем особенно дружественные отношения у него установились с В.А. Жуковским, на коего возложено было руководство учебными занятиями великого князя.

Сам Мердер, прежде чем приступить к одобрению составленных преподавателями программ обучения Александра Николаевича, внимательно ознакомился с разнообразными иностранными педагогическими сочинениями, посвященными вопросу о воспитании, и составил себе полное представление о том, по какому пути надлежит вести доверенного ему царственного отрока и каков конечный идеал воспитываемого им будущего монарха России.

На склад педагогических воззрений Мердера имели сильное влияние ученые работы известного немецкого педагога Арндта, прославившегося своими патриотическими сочинениями, значительно содействовавшими подъему немцев против Наполеона и освобождению Германии от французов.

Мысли Арндта легли основанием в воспитательную систему Мердера, примененную им по отношению великого князя, со всеми ее сильными и слабыми сторонами, причем, к сожалению, русский воспитатель слишком мало обратил внимания на требования национального характера в деле воспитания, которым, с своей стороны, немецкий педагог придавал такое видное значение.

Николай Павлович признавал необходимость серьезных и обширных преобразований для России, но оставлял их осуществление на долю сына, которого именно и желал видеть хорошо для того подготовленным. В этих преобразованиях будущего времени немалую роль должны были играть веление доброго сердца и настроение ума, проникнутого высокими идеалами человеколюбия.

Вот на долю Мердера и его помощников, с согласия и по указаниям августейшего родителя и его супруги, и возложена была задача развития этих добрых чувств, этого высокого человеколюбия. Пути к таковому развитию в значительной мере им были заимствованы из работ немецкого историка-педагога Арндта, книга которого “План воспитания и наставления монарха” и была рекомендована Мердеру государыней императрицей Марией Феодоровной.

Помощником Мердера по обучению Александра Николаевича военным наукам был назначен подполковник С.А. Юрьевич, выбор которого был сделан самим Карлом Карловичем, видевшим в лице своего помощника человека, разделяющего его убеждения.

Что же касается общего преподавания наук и руководства всем обучением великого князя, — то на эту ответственную должность был призван известный писатель, Василий Андреевич Жуковский, пользовавшийся особым расположением обеих императриц, Марии Феодоровны и Александры Феодоровны, а также успевший себе приобрести громкую известность, как один из самых замечательных русских поэтов начала текущего столетия.

III.

В. А. Жуковский — сын помещика Бунина и турчанки Сальхи, взятой в плен при штурме крепости Бендер. Будущий наставник наследника русского престола родился 29 января 1783 года в селе Миненском, Тульской губернии; восприемником его при св. крещении был дворянин Андрей Григорьевич Жуковский, постоянно живший в доме богатого помещика Бунина и давший свое имя новорожденному младенцу.

Получив в доме Бунина первоначальное воспитание, маленький Жуковский был определен сначала в пансион Роде, в г. Туле, затем — в тамошнее же народное училище. Но тогдашние плохие учителя и неудовлетворительные способы обучения не развили в живом и впечатлительном мальчике любви к наукам, и он вскоре даже был исключен из училища “за неспособность”.

После такого неудачного начала обучения родственники пытались определить его на военную службу; но и это как-то не удалось, и, наконец, в 1797 г. мы встречаем его в числе воспитанников лучшего тогда в Москве “Благородного университетского пансиона”. Несмотря на то, что обучение наукам (особенно математическим) и здесь давалось ему не легко, он, однако, вскоре выделился среди товарищей своим учением и поведением.

Особенно отличался он в занятиях русскою словесностью: его стихи обратили на себя даже внимание известных тогда писателей, И. Дмитриева и Карамзина, из коих первый и поспешил приблизить к себе и ввести в свой дом даровитого юношу. Тогда же, на 16-м и 17-м году от рождения, он начал уже печатать свои произведения в некоторых журналах.

Необходимо заметить, что из родительского дома Жуковский вынес основательное знание иностранных языков (немецкого и французского); это обстоятельство помогло ему рано познакомиться с лучшими европейскими писателями и, уже на школьной скамье, приступить к переводу некоторых из них на русский язык.

По окончании пансиона Жуковский сначала поступил чиновником на государственную службу, но вскоре бросил эту службу, потому что предпочел вернуться в родное село Мишенское и заняться здесь пополнением своего образования. Особенное внимание стал он уделять в те дни изучению немецких писателей — Шиллера, Гёте и других поэтов, и вскоре даже очень удачно перевел одно из стихотворений Грея под заглавием “Сельское кладбище”.

Перевод этот был напечатан в журнале “Вестник Европы” и обратил на себя внимание публики. С этого времени (1802 г.) он не перестает печатать одно произведение за другим и приобретает имя выдающегося поэта. Писатели спешат завести с ним знакомство, вводят его в свой круг; а в 1808 т., по настояниям известного историка Карамзина, уговаривают даже взять на себя руководительство “Вестником Европы”.

В тяжелую для России годину нашествия Наполеона Жуковский переменил свое мирное звание на звание воина и записался в московское ополчение; участвовать, однако, в Бородинской битве ему не удалось, и единственным следствием пребывания его в рядах войска было написанное им стихотворение “Певец во стане русских воинов”, обратившее на себя благосклонное внимание государыни Марии Феодоровны.

Вскоре после этого Жуковский, по случаю окончания похода 1813 г., написал второе стихотворение — “Послание императору Александру I, спасителю народов”, которое и послал в Петербург своей царственной почитательнице, вдовствующей императрице.

Эти два стихотворения имели решающее значение в жизни нашего поэта: он стал известен при дворе государя, был вызван в Петербург и назначен чтецом при Марии Феодоровне; а когда в северную столицу прибыла невеста Николая Павловича и сделалась его супругою, Жуковский был приставлен к ней в качестве учителя русского языка.

Отсюда становится понятным выбор Жуковского на должность наставника и руководителя учебных занятий вел. кн. Александра Николаевича. И мать, и бабушка, высоко почитавшие его как человека и писателя, единодушно решили, что лучшего наставника “маленькому Саше” невозможно найти, что Василий Андреевич — тот именно человек, которому, без всякого страха и боязни, можно доверить нравственное и умственное развитие будущего русского государя.

Действительно, Жуковский блестяще оправдал возложенные на него надежды и сумел влить в душу своего воспитанника и ученика все то светлое, человеческое, доброе, что в таком изобилии заключалось в его собственной природе, в его литературной деятельности, и что проглядывало во всех деяниях и реформах покойного Царя-Освободителя.

В начале настоящего очерка были приведены стихи, коими поэт приветствовал рождение великого князя; мы видели, что автор особенно ударяет на то, чтобы будущий государь прежде всего усматривал в каждом из людей его святейшее звание человека и чтобы он, для блага подданных, забывал самого себя.

Эти указания обязанностей государя, сделанные в качестве независимого поэта, Жуковский впоследствии, став наставником Александра Николаевича, непрестанно проводил через все свое руководительство его занятиями. И доброе семя, брошенное умелою рукою просвещенного наставника в душу ученика, дало впоследствии, действительно, прекрасный плод.

Вступив на престол, Александр II осуществил в жизни завет Жуковского: он освободил десятки миллионов русского населения от крепостной зависимости, т.е. даровал России свободу; таковую же свободу он даровал силою оружия единоверным нам болгарам, положил в нашем отечестве начало гласности и создал одинаковый для всех суд, т.е. дал возможность всякому русскому гражданину уважать в себе, прежде всего, именно то “святейшее звание — человека”, о котором сказано было в приветственном стихе его наставника-поэта.

IV.

Получив лестное назначение наставника при великом князе, Жуковский стал деятельно готовиться к предстоящим занятиям. Здоровье его в то время было не особенно крепко, и, для поправления своих слабых сил, он взял продолжительный отпуск за границу, в течение которого изучил приемы обучения лучших педагогов Западной Европы, а также составил обширный “план учения” Александра Николаевича.

Каково было его душевное настроение в те дни, явствует из следующих слов его письма к государыне Александре Феодоровне: “Да, у меня не осталось уже ничего личного! — писал он державной родительнице своего ученика. — Всякая добрая мысль при своем зарождении уже имеет свой особый интерес.

Слова: долг, религия, любовь к отечеству, — словом, все, что присуще духовной природе человека, — уже не останавливает на себе моего внимания исключительно ради меня самого, но столько же ради того, в душе которого эти высокие мысли должны принести благодетельные плоды для человечества.

Для меня явление истории люди, составившие счастие или несчастие своего времени, не служат более простыми предметами любопытства; но я вижу в них уроки, которые могут быть предподаны, образцы, которые могут быть предложены, опасности, которых следует избегать, — и занятия утратили для меня свой определенный характер: они всегда могут иметь свое полезное приложение. Я был бы совершенно счастлив, если бы мысль о моей неопытности не тревожила меня так часто”.

Еще рельефнее рисуются нам его чувства и образ мыслей, изложенные в письме к К.К. Мердеру.

“Поздравляю вас от всего сердца с новым годом, бесценный мой Карл Карлович!.. — писал он главному воспитателю из Дрездена. — Завтра для нас он начнется. Дай Бог, чтобы и начался, и кончился счастливо. Дай Бог счастья России. Говоря это, желаю в одном слове счастья всем нам и, в особенности, нашему государю. Слово “счастие России” — великое слово. Оно для нас с вами, особенно, представляет главную цель наших мыслей и нашей деятельности: надобно, чтобы душа нашего великого князя получила всю способность, которой суть вложила в нее природа, для постижения всего великого смысла этого слова.

Поневоле возьмет страх, когда подумаешь о необходимой обязанности, которая теперь лежит на нас. Поистине может успокаивать нас только мысль, что мы истинно, бескорыстно будем стремиться к этой цели, забыв все собственное, уничтожив самое самолюбие с готовностью на великое пожертвование. Так разумею вас и уверенность в этом есть для меня также источник истинного счастья и спокойствия душевного… Работаю теперь над древней историей и древней географией.

Постараюсь в течение своей дрезденской жизни кончить и таблицы, и исторические карты древней истории; также постараюсь приготовиться и к тем урокам, которыми надобно мне будет заниматься непосредственно по приезде моем в Петербург. Не могу вам сказать, как меня все эти занятия, мирные, порядочные, обращенные к одному предмету, делают счастливым, как душа спокойна, довольна настоящим и весело глядишь на будущее. Теперешнего положения своего не променяю ни на какое в жизни; то, что может быть человеку нужно в жизни, это — иметь вполне деятельность”.

После долгих приготовлений и основательного ознакомления с сочинениями известного педагога Песталоцци, Жуковский осенью 1826 года представил государю выработанный им за лето план учения великого князя Александра. Согласно этому плану, воспитание вообще и учение в особенности должны иметь целью — “образование для добродетели”. Эта цель достигается развитием добрых качеств, данных природою, образованием из сих качеств характера нравственного, предохранением от зла, искоренением злых побуждений и наклонностей; учение образует для добродетели, знакомя питомца:

1) с тем, что окружает его;

2) с тем, что он есть;

3) с тем, чем он должен быть, как существо нравственное;

4) с тем, для чего он предназначен, как существо бессмертное.

Предполагая, что учение его высочества продолжится от 8 до 20 лет, Жуковский делит его на три главных периода: отрочества, от 8 до 13 лет, в какое время он учение считает подготовительным; юности — от 13 до 18 лет — учение подробное, и первых лет молодости, от 18 до 20 лет — учение применительное.

Наставник сравнивает первое время учения с приготовлением к путешествию: надо ученику дать в руки “компас”, под которым он подразумевает первоначальное развитие ума и сердца, посредством усвоения религиозных правил; познакомить с “картою”, сообщив ему вкратце, ясно и в последовательной связи, те знания, которые будут впоследствии преподаваться в подробностях; снабдить его “орудиями” для приобретения сведений и для открытий в пути, т.е. обучить его иностранным языкам и развить в нем природные дарования.

В следующее время (13 — 18 л.), ученик, по образному выражению Жуковского, предпринимает уже самое путешествие: компас у него в руках, он умеет с ним обращаться; карта перед ним раскрыта и им изучена; дороги на этой карте обозначены, — ему не грозит опасность заблудиться. Ум его приготовлен, любопытство возбуждено, и он смело пускается в дорогу. Дабы избегнуть смутности и беспорядка в понятиях, ученику необходимо преподавать в отдельности науки, нужные ему, как члену просвещенного общества, и более подробно те, которые ему нужны по его жизненному назначению.

К первым относятся те науки, кои имеют предметом человека (науки антропологические): история, география, этнография, политика, философия; ко вторым — науки, имеющие предметом вещь (онтологическая): математика, естественная история, физика. Наконец, наступает время окончания путешествия (18 — 20 л.): сведения собраны, остается их привести в порядок и определить, какое должно из них быть сделано употребление.

Наставник должен в это время возбудить в ученике самодеятельность, и последний, не занимаясь уже никакою наукою в отдельности, сам составляет себе коренные правила жизни, как произведение того, что дали ему воспитание и учение. Пособием для этих правил служит чтение классических книг, преимущественно тех, кои знакомят его с его высоким положением и страною, которой он должен посвятить свою жизнь. В это время занятия должны идти в следующем порядке:

1) обозрение знаний, приобретенных в возрасте 13 — 18 лет;

2) взгляд на место, занимаемое человеком в обществе, и на обязанности, с ним соединенные;

3) отчет в самом себе, перед самим собой и утверждение в правилах добродетели;

4) выяснение общего значения человека в жизни и государя — в особенности.

В дальнейшем изложении своего плана Жуковский разъясняет значение каждой науки, входящей в тот или иной круг преподавания, размещает их в определенной последовательности и, наконец, останавливается на обозрении, при каких условиях должно идти обучение великого князя.

Дверь учебной комнаты, по его мнению, во все время уроков должна быть неприкосновенная; никто не должен позволять себе входить в нее, пока царственный ученик занят с учителями; из этого правила не должно делать исключений даже для родителей, т.е. для государя и государыни.

Благодаря этому Александр Николаевич приучился дорожить своим временем, так как будет видеть, что им дорожат другие и что в порядке часов учения соблюдается строжайшая точность. Его высочество в продолжение своего воспитания должен привыкнуть почитать выше всего свои обязанности. Далее наставник нападает на вред, которому подвергаются царские дети благодаря частым переездам с места на место. “Нам надобно иметь одно местопребывание — в Петербурге зимою и одно, такое же, вне Петербурга, летом, — говорит он в своем “плане”.

В противном случае, порядок нарушается, и нельзя отвечать за успех учения. Переезды будут мешать и вредить вниманию, будут препятствовать полноте и необходимому спокойствию упражнений; вместо устроенной учебной комнаты, будем иметь одни станции, в которых нельзя иметь под рукою всех предметов учения; все это произведет привычку к непостоянству и беспокойную охоту переменять место, весьма вредную для будущего.

Самим наставникам нельзя будет действовать, как бы они желали: могут ли они всюду перевозить с собою все вещи для приготовления своего к лекциям? Могут ли иметь везде простор, необходимый для собственных занятий? А это — не безделица: здесь о наставниках так же нужно думать, как и о воспитаннике. Бесполезно требовать от них невозможного”.

Большое значение придавал Жуковский прогулкам: с ними, по его мнению, должна быть соединена цель наставительная. Ученик должен на этих прогулках обозревать публичные здания, ученые учреждения, кабинеты, промышленные заведения. Чтобы родители наследника могли давать себе ясный отчет о ходе его занятий, Жуковский предполагал установить экзамены ежемесячные и полугодовые; ежемесячные должны производиться в присутствии государыни императрицы, полугодовые — в присутствии самого государя.

V.

Обращаясь к вопросу об отношениях державного родителя к сыну, Жуковский говорит: “Смею думать, что государь император не должен никогда хвалить великого князя за прилежание, а просто оказывать свое удовольствие ласковым обращением. Таковое выражение должно быть предоставлено для немногих случаев. Чем будет оно реже, тем более будет иметь цены, тем сильнее будет действие.

Великому князю надлежит привыкать видеть в исполнении своих обязанностей простую необходимость, не заслуживающую никакого особенного одобрения: такая привычка образует твердость характера; каждый отдельный хороший поступок весьма маловажен, одно только продолжительное постоянство в добре заслуживает внимания и хвалы. Его высочество должен приучиться действовать без награды: мысль об отце должна быть его тайною совестью.

Тогда только одобрение отца будет для него благодетельным счастием и действительным поощрением к новым усилиям. То же самое можно сказать и о выражении родительского неодобрения. Его высочество должен трепетать при мысли об упреке отца.

Государь будет знать всегда о его мелких поступках; но пускай это будет тайною между Его Величеством и наставниками; пускай воспитанник чувствует вину свою, и сам наказывает себя тягостным своим чувством. Но испытывать явный гнев отца — должно быть для него случаем единственным в жизни. Если когда-нибудь дойдет до такой крайности, то лекарство будет спасительно, и исцеление — несомненно”.

Чтобы родителям легче было следить за ходом занятий сына, дабы ученик мог лично судить об успехах или недостатках своего учения, Жуковский решил завести на классном столе особую книгу — журнал, куда учителя по окончании урока должны ставить отметки — как за успехи, так и за поведение.

Что касается взглядов Жуковского на обязанности великого князя в настоящем и будущем, когда он наследует прародительский престол, то они прекрасно выражены в следующих словах его “плана” обучения Александра Николаевича. “Его высочеству нужно быть не ученым, а просвещенным, — говорит он. — Просвещение должно познакомить его только со всем тем, что в его время необходимо для общего блага и, в благе общем, для его собственного.

Просвещение в истинном смысле есть многообъемлющее знание, соединенное с нравственностью. Человек знающий, но не нравственный, — будет вредить, ибо, и с добрыми намерениями, не будет знать способов действия. Просвещение соединит знание с правилами.

Оно необходимо для частного человека, ибо каждый, на своем месте, должен знать, что делать и как поступать.

Оно необходимо для народа, ибо народ просвещенный более привязан к закону, в котором заключаются его благоденствие и безопасность.

Оно необходимо для народоправителя, ибо одно оно дает способы властвовать благотворно. Сокровищница просвещения царского есть история, наставляющая опытами прошедшего, ими объясняющая настоящее и предсказывающая будущее. Она знакомит государя с нуждами его страны и его века.

Она должна быть главною наукою наследника престола. История, освещенная религиею, воспламенит в нем любовь к великому, стремление к благотворной славе, уважение к человечеству и даст ему высокое понятие о его сане. Из нее извлекает он правила деятельности царской. Сих главных правил немного.

История познакомит наследника престола с судьбою народов и, объяснив причины их бедствий и благоденствия во всех временах, должна сказать ему в заключение: — верь, что власть царя происходит от Бога, но верь сему, как верили Марк Аврелий и Генрих Великий, сию веру имел и Иоанн Грозный, но в душе его она была губительною насмешкою над Божеством и человечеством.

Уважай закон и научи уважать его своим примером: закон, пренебрегаемый царем, не будет храним и народом. Люби и распространяй просвещение: оно — сильнейшая подпора благонамеренной власти; народ без просвещения есть народ без достоинства; им кажется легко управлять только тому, что хочет властвовать для одной власти; — но из слепых рабов легче сделать свирепых мятежников, нежели из подданных просвещенных, умеющих ценить благо порядка и законов.

Уважай общее мнение: оно часто бывает просветителем монарха: оно — вернейший помощник его, ибо строжайший и беспристрастный судья исполнителей его воли; мысли могут быть мятежны, когда правительство притеснительно или беспечно; общее мнение всегда на стороне правосудного государя. Люби свободу, то есть правосудие, ибо в кем — и милосердие царей, и свобода народов; свобода и порядок — одно и то же, любовь царя к свободе утверждает любовь к повиновению в подданных.

Владычествуй не силою, а порядком: истинное могущество государя — не в числе его воинов, а в благоденствии народа. Будь верен слову; без доверенности нет уважения, неуважаемый — бессилен. Окружай себя достойными тебя помощниками: слепое самолюбие царя, удаляющее от него людей превосходных, предает его на жертву корыстолюбивым рабам, губителям его чести и народного блага.

Уважай народ свой: тогда он сделается достойным уважения. Люби народ свой: без любви царя к народу нет любви народа к царю. Не обманывайся насчет людей и всего земного, но имей в душе идеал прекрасного, — верь добродетели! Сия вера есть вера в Бога! Она защитит душу твою от презрения к человечеству, столь пагубного в правителе людей”.

“План” Жуковского был одобрен царскою семьею, как равно состоялось приглашение остальных преподавателей, согласно указаниям наставника и главного воспитателя К. Мердера. В числе таковых надлежит отметить — Флориана Антоновича Жилля, учителя французского языка и географии; Ивана Павловича Шамбо — немецкого языка, Альфри — английского, Юрьевича — польского, Эдуарда Давидовича Коллинса — арифметики. Более всего заботил Василия Андреевича выбор преподавателя Закона Божьего.

К. Мердер рекомендовал на эту должность ученого священника, протоиерея Андреевского собора, Герасима Петровича Павского, который, сообразуясь с “планом” Жуковского, и представил записку, где изложил свои мысли о законоучении. Записка эта произвела самое лучшее впечатление на наставника, и он писал, по поводу ее, государыне Александре Феодоровне:

“Мы можем поздравить себя со сделанным выбором. Павский кажется мне человеком, способным иметь прекрасное влияние на сердце нашего дорогого отрока. Если искать только ученого богослова, учителя в науке, — мы ничего в нем не найдем. Для вероучения, для нашего отрока, для будущего его жребия, — нужна сердечная вера, нужна высокая идея о Промысле, управляющем его жизнью, просвещенная вера и терпимость, сохраняющая уважение к человечеству”.

В письме же к Мердеру он так отзывался о почтенном о. Павском. “Не могу вам изъяснить, как я рад нашему почтенному Павскому. В исполнении его системы виден человек честный, твердый, христианин в прекрасном смысле этого слова, он будет не простым учителем догматов, он будет действовать на характер нашего питомца и в этом отношении он будет одним из главных действующих лиц в нашем воспитании.

Я рад ему не как товарищу, но более — как наставнику, с которым весело будет советоваться. Его религия не в его сане и одежде, а в его правилах, которыми руководствуется земля наша. Религия для всех одна: то же влияние, какое она имеет на скромную жизнь частного человека, должна она иметь и на высокую судьбу государя.

Надобно, чтобы она вошла в душу, сделалась источником деятельности, осветила нравственность. Религия, в истинном смысле, — друг просвещения, хранительница свободы, страж блага народного и частного. Она одна во все времена; она не противится нуждам времени; она — явный враг притеснения, понудитель образования, не боится вести человека вперед; напротив, сама летит вперед с светильником просвещения, ибо чем более света, тем яснее благо религии.

Вот что я прочитал в прекрасных мыслях нашего Павского и поблагодарил со слезами на глазах Бога за то, что Он приблизил такого человека к душе нашего расцветающего наследника России”.

Таким образом, ко времени начала серьезного обучения великого князя Александра состав учителей был уже окончательно набран, и притом таких, которые соединены были общностью убеждений, чувств и сознанием важности возложенной на них задачи.

Все они одинаково призназали, что прежде всего надлежит употребить силы к тому, чтобы образовать из будущего повелителя русского народа человека просвещенного, нравственно развитого, достойного своего века, скромного и уважающего законы страны. Все учителя прониклись “планом” Жуковского и поставили во главу порученного им Дела развитие человечности в своем царственном ученике.

VI.

Сообществу детей Жуковский, как равно и К. Мердер, придавал в деле воспитания большое значение. В этих видах, он предлагал даже на летнее время составить для великого князя потешный полк из ста или двухсот хорошо воспитанных детей и снабдить этих маленьких воинов всеми принадлежностями вооружений армии.

Всякое лето, по его плану, должно было составить полную кампанию, и каждая кампания могла бы иметь предметом особенную часть военного искусства: например, первая кампания служила бы для изучения фронтовой службы, вторая — полевых укреплений, третья — артиллерии и, наконец, четвертая — морской службы.

Царскосельский пруд, в видах последней кампании, должен бы был обратиться во всемирный океан, на котором две маленькие яхты, в один всего день, могли бы совершить целое кругосветное путешествие. При таком прохождении военной службы Жуковский ставил, однако, одно необходимое условие — “чтобы сии военные наставительные игры принадлежали исключительно одной эпохе года и нисколько не вмешивались в остальное учение, которое, в противном случае, расстроят совершенно, ибо уничтожат внимание!”

Главною целью этих военных игр должно было быть не одно приобретение сведений в военном деле, но и укрепление сил физических, а также — нравственное образование. “Великому князю, — говорил Жуковский, — должно быть не простым солдатом, а мужем, достойным престола России.

И здесь цель состоит не в одном знании фронтовой службы, но и в деятельном пробуждении высоких человеческих качеств — смелости, терпения, расторопности, присутствия духа, осторожности, решительности, хладнокровия, — словом всего, что составляет война в истинном, прекрасном значении сего слова. Великий князь был бы в толпе людей, имел бы товарищей, наравне с другими нес бы тягость долга и службы: все это самым благодетельным образом могло бы действовать на его ум и сердце, развернуло бы в нем все чистое, человеческое.

Само собою разумеется, что начальство над таким корпусом должно быть поручено человеку искусному, который мог бы из игрушки сделать наставление полезное и умел бы забавою действовать на душу, пробуждая в ней спящие высокие качества”.

Предложению Жуковского, однако, в отношении потешного полка не суждено было осуществиться. Государь не нашел его удобным и, вместо того, зачислил сына в списки кадет I корпуса, причем обучение Александра Николаевича военной службе в рядах этого корпуса, в должное время, отложено было до исполнения ему одиннадцати лет. Вместе с тем, чтобы не лишать его сообщества товарищей, к нему были взяты во дворец для совместного прохождения полного курса наук два сверстника — граф Иосиф Виельгорский и Александр Паткуль.

Расписание дня для маленьких учеников было составлено в следующем порядке: дети должны вставать в 6 часов утра, читать утреннюю молитву, завтракать и приготовляться к занятиям. В 7 часов уже начинались классы и кончались в полдень, с промежутком от 9 до 10 часов для отдыха. После двухчасовой прогулки в два часа садились за обед, затем до 5 часов гуляли, играли или отдыхали.

От 5 до 7 часов снова происходили занятия в классах, от 7 до 8 — гимнастика и разные игры. Вечер после 8 час. должен был посвящаться обозрению истекшего дня и писанию дневника. В 10 часов дети уже ложились спать. В воскресные и праздничные дни часы учения посвящались частью назидательному чтению, частью ручной работе, гимнастическим упражнениям и посещению замечательных ученых и промышленных заведений.

Сам Жуковский преподавал детям русский язык, общую грамматику, начальные понятия по физике и химии. В своих занятиях он неизменно держался следующего правила: лучше мало, но хорошо, чем много и худо, так как, — пояснял он, — “мы не гонимся за блестящим успехом, а должны сообщить ученику ясные понятия в последовательной связи и приохотить его к занятиям”. Особенное значение придавал он прохождению наследником естественных наук, как подготовительной ступени для правильного понимания истории.

“Ребенок, — утверждал Жуковский, — всегда лучше поймет то, что видят его глаза, нежели то, что действует лишь на его разум. Рассуждая о физическом опыте, представляешь нечто реальное, осязаемое, и приучаешься к размышлению, заинтересовываешь внимание и возбуждаешь свое любопытство.

История не может быть столь же привлекательна для ребенка, как физика и естественная история. Ум его недостаточно развит, чтобы заинтересоваться судьбами людей и народов, которых он видел лишь в воображении, тогда как явления физические и химические — у него перед глазами, произведения природы — налицо, и он легко может найти случай применить то, чему его учат, к тому, что его окружает”.

В отношении детей и государь с государыней, и воспитатель Мердер, как равно Жуковский и прочие наставники, держались одинаково ровно, предъявляли к ним одни общие требования и не допускали ни в чью пользу исключений или послаблений. Таким образом, великий князь приучался с детства к равенству и нес одинаковые обязанности, как и его маленькие товарищи.

Кроме Виельгорского и Паткуля к наследнику по большим праздникам, а также в рекреации летом приглашали и других товарищей из семей, лично известных государю, а иногда приводили и кадет. Эти шумные сборища в Зимнем дворце доставляли немало удовольствия “маленькому Саше” и приучали его к правилам товарищества, обходительности и внимания к гостям.

Все перечисленные меры обучения и воспитания великого князя, выработанные Жуковским, были чрезвычайно полезны, в особенности — для Александра Николаевича. При всех достоинствах и добрых качествах его природы в нем наблюдались и такие отрицательные свойства, которые возбуждали серьезные опасения родителей и руководителей.

В нем не наблюдалось достаточной решительности действий, постоянства, твердости воли, а подчас и справедливости. Малейшая неудача приводила его в отчаяние, заставляла опускать руки, ослабевать в своих добрых стремлениях, падать духом; желание отличиться заставляло его прибегать к маленьким хитростям, уловкам, которые огорчали наставников. Конечно, эти недостатки в характере, свойственные часто детскому возрасту вообще, не содержали в себе признаков порока; но тем не менее Жуковский и Мердер считали нужным бороться с ними, прибегая, как увидим дальше, к мерам строгости.

Их искреннее желание было — сделать из Александра Николаевича человека в самом возвышенном смысле слова, освобожденного даже от тени недостатков и погрешностей, могущих вредно отозваться на его характере и будущей деятельности как правителя России.

Борьба с этими недостатками не представляла особенных трудностей: по своей природе наследник был богато одарен способностями; учение давалось ему легко; а любящее, мягкое сердце было доступно словам внушения, увещаниям и доказательствам несправедливости сделанного.

В этом отношении наставники широко пользовались примерами товарищей, их успехами и поведением, в особенности маленького Виельгорского, который отличался прилежанием и добронравием.

Могучим орудием в борьбе с недостатками великого князя служила в руках Жуковского и Мердера горячая его привязанность к родителям и бабушке, огорчить которых или вызвать их гнев было для “маленького Саши” истинным наказанием. Подобно нежному цветку, его прекрасное сердце не выносило грубого прикосновения и постоянно требовало лишь ласки и ухода любящей руки.

Прекрасным подтверждением сказанного служат слова и действия великого князя во время разлуки весною 1828 г. с родителями, когда он остался на попечении бабушки в Царском Селе. Мысль о родителях в первый день отъезда государя и государыни не покидала его. Во время прогулки, увидав полевой цветок, он побежал сорвать его со словами: “Я его пошлю маме!” Проходя по комнатам дворца, он с грустью вспоминал: “Вот тут папа и мама обедали, здесь сидел папа, а тут мама. Где-то они теперь?”

Первый свободный час в этот день был употреблен им на писание писем к матери и сестре, Марии Николаевне, причем в конверт он вложил и сорванные цветы. Игры с товарищами не развлекали его, и вечером он записал в свой дневник: “27 апреля — день для меня памятный; милая моя мама и Мери уехали в Одессу. Я много плакал”.

Высказывал свою сердечную привязанность великий князь и к крохотному своему брату Константину. Так, когда во дворце получено было известие о взятии нашими войсками турецкой крепости Анапы, Александр Николаевич бросился к своему братишке, стал его горячо обнимать и радостно поздравлять с успехами русского оружия.

Как только наследник научился писать по-русски и по-французски, он с радостью посылал отсутствовавшим в то время родителям и родственникам маленькие письма, где спешил излить свою ласку и поделиться с ними чувствами и впечатлениями. Так, первое его письмо было адресовано государыне Александре Феодоровне, где он писал: “Дражайшая мама, скоро ли ты приедешь? Кланяйся папе и скажи, что я ему пришлю улана. Целую тебя, папа, и навсегда буду вам послушным сыном. Саша”.

Следующее письмо в том же 1828 г. он послал в Таганрог государю императору. “Благодарю тебя, бесценный дядя, за присланные рисунки, которые я получил от Аполинина. Они доставили и доставляют мне много удовольствия; я их часто рассматриваю и буду беречь. Поцелуй за меня тетю, обнимаю вас обоих мысленно и навсегда буду сердечно вас любящим Александром”.

VII.

Первый экзамен был назначен наследнику и его товарищам в июле 1828 года. По обыкновению, они проводили лето в Павловске у вдовствующей императрицы Марии Феодоровны, которая, конечно, не скупилась на удовольствия и развлечения своих маленьких гостей.

Да и как было не веселиться в этой дачной местности, где сама природа приготовила детям столько простора для разнообразных прогулок! Вот, например, как проводили воскресные дни маленькие обитатели дворца государыни. Утром читалось Евангелие под руководством протоиерея Павского; затем великий князь с товарищами слушали обедню. После обеда к ним приходили другие товарищи, Барановы, Трубецкие, Карамзины, и вся маленькая ватага, одев походную амуницию, шла брать штурмом известную в Павловске крепость, выстроенную Павлом Петровичем.

Вот прозвучала в воздухе команда Мердера, и маленькие воины с громкими криками — ура! и штыками наперевес мигом взбирались на стену крепости, обращая воображаемого грозного врага в трепет и позорное бегство. Радости победителей нет границ; но их торжественное настроение вдруг сменяется неудержимыми, веселыми раскатами хохота.

Оказывается, что под тенью крепости мирно почивали, прячась от знойных лучей летнего солнца, несколько собак и уток. Воинственное “ура” победителей приводит спящих животных, действительно, в ужас, и собаки, с пронзительным лаем, а утки — с гоготаньем, громко хлопая крыльями, спешат наутек от шумных нарушителей их мирной тишины.

После взятия крепости компания, как была в походной амуниции, весело направляется пить чай в Розовый павильон, где любящей рукой бабушки приготовлено вкусное угощение храбрым победителям крепостных уток. Смех, говор наполняют собою аллеи Розового павильона; одна игра сменяется другою; но вот уже солнце клонится к закату: пора купаться!

Купание и плавание были любимыми развлечениями великого князя, и он чувствовал себя в воде, как рыба. Однажды Мердер, в шутку, предложил воспитанникам прыгнуть в воду с перил купальни, никак не ожидая, чтобы его слова были приняты всерьез; но каково же было его удивление, когда наследник в одно мгновенье очутился на самом опасном и высоком месте и оттуда бросился в воду. Товарищи последовали его примеру, но выбрали для себя более безопасные места.

Кроме этих развлечений, дети ловили в Павловских прудах рыбу, стреляли в цель, катались вперегонку на лодках. Иногда они ездили в кадетский лагерь после развода, играли с воспитанниками в мяч; предпринимали они иногда и прогулки в экипажах на крестьянские пасеки, где Мердер давал им разъяснения об устройстве ульев и о жизни пчел.

Так проводили дети каникулярные дни отдыха, когда, по расписанию, они были свободны от занятий; в остальные же дни они правильно, в размеченные часы занимались науками и готовились к предстоявшим, в присутствии государыни Марии Феодоровны, экзаменам. Мердер был очень доволен своими маленькими воспитанниками, и так аттестовал их в своем дневнике, который имел обыкновение вести изо дня в день.

“Я чрезвычайно доволен Виельгорским: благородное его поведение, милая детская веселость, искренняя дружеская привязанность к великому князю Александру Николаевичу и Паткулю, всегдашняя бодрость и необыкновенная точность в исполнении обязанности внушили к нему любовь и уважение обоих товарищей и родили в них похвальное чувство соревнования.

Великий князь, от природы готовый на все хорошее, одаренный щедрою рукою природы всеми способностями необыкновенно здравого ума, борется теперь со склонностью, до сих пор его ододевавшею, которая, при встрече малейшей трудности, малейшего препятствия, приводила его в некоторый род усыпления и бездействия. Я теперь почти уже не имею надобности беспрестанно его понуждать. Он теперь только начинает убеждаться в истине, что веселость и чистое удовольствие сердца — имеют источником точное исполнение обязанностей.

Вот неоценимая польза, которую приносит великому князю товарищ его, Виельгорский. Великий князь любит Паткуля и любим взаимно; но Паткуль не любит заниматься, даже в играх не имеет ничего постоянного. Впрочем, он — доброго сердца, одарен хорошими способностями, в особенности памятью, и он может их усовершенствовать, ежели приобретет более постоянства в исполнении обязанностей и будет находить только в этом удовольствие”.

В июле месяце начались, согласно “плану учения”, в присутствии государыни Марии Феодоровны полугодовые испытания и продолжались четыре дня. Из русского языка, общей грамматики и физики экзаменовал Жуковский, из французского языка и географии — Жилль, из Закона Божьего — протоиерей Павский, из арифметики и географии — Коллинс, из языков немецкого, английского и польского — Эртель, Альфри и Юрьевич.

Государыня осталась чрезвычайно довольна успехами, оказанными в перечисленных предметах великим князем и его товарищами. Она не только хвалила учащихся за ответы, излагаемые с живостью, точностью и ясностью, но одобряла постоянное их внимание. Чтобы устранить всякую тень пристрастия, экзаменационные баллы ставились ученикам следующим образом.

Сделан был ящик и в нем три отделения, в которые опускался белый шарик, если экзаменующийся давал удовлетворительные ответы на несколько предложенных сряду вопросов; если же кто был не в состоянии дать удовлетворительного ответа и отказывался от заданного вопроса, тому не опускалось вовсе шарика; если же кто отвечал неосновательно, тот получал черный шар, уничтожающий один белый.

По такому порядку великий князь и Виельгорский получили из физики по 21 баллу, а Паткуль — 17, из общей грамматики — Виельгорский — 24, Александр Николаевич — 23, а Паткуль 21 балл. По окончании испытаний оказалось, что наследник и Виельгорский идут достаточно ровно, но третий их товарищ отстает.

О результате экзаменов Жуковский сообщил государыне Александре Феодоровне, причем написанное по этому предмету письмо он нарочно, в видах назидания, прочел великому князю.

“Не могу не отдать справедливости великому князю, — писал Жуковский, — он во все время был чрезвычайно внимателен; доказал, что может владеть собою; выражался с живостью, ясностью, — словом, хотел сделать, что должно, — и сделал.

Я поблагодарил его от всего сердца. Но в то же время я должен был сказать ему, что четыре дня, в которые прекрасно была исполнена должность, весьма мало значат в целом счете его жизни; что он не должен слишком много радоваться, если те дни, которые им предшествовали, не таковы, как эти… Я радуюсь нашим экзаменам. Они короче познакомили меня с великим князем.

Я теперь гораздо больше на него надеюсь, вижу, что он имеет ум здравый; что в этом уме все врезывается и сохраняется в ясном порядке; вижу, что он способен к благородному честолюбию, которое может повести его далеко, если соединится с ним твердая воля; вижу наконец, что он способен владеть собою, почему и имею право надеяться, что он, как скоро поймет всю важность слова важность, будет уметь владеть собою…

В этом отношении не могу не сказать, что великий князь заслужил за экзамен полное одобрение ваше и государя императора. До сих пор он только знал, что все мы, которые окружаем его, которым государь и вы с такою доверенностью поручили его, любим его искренно, что его счастье составляет существенную цель нашей жизни; он это видит на опыте, но теперь он почувствует, что наша любовь для него недостаточна, что ему должно стараться, наконец, заслужить и наше уважение; оно дается только за постоянство в добре…

Кажется, можно теперь за него поручиться. Кажется, можно предсказать, что мы в будущий экзамен, похвалив его за хорошие ответы, прибавим к этой похвале и другую, гораздо важнее: похвалу за постоянство и деятельность”.

Жуковский нарочно подробно остановился в письме на рассмотрении качеств наследника, а также отметил, чего ему недостает и к чему он должен стремиться. Письмо было им прочитано своему царственному ученику и должно было подействовать — как на чувство его честолюбия, так равно й на сыновнее чувство любви к родителям. Великий князь узнавал отсюда, чем он может доставить истинное удовольствие государю и государыне и на какие стороны своего характера ему надлежит обратить особенное внимание.

VIII.

Наступила осень. Наследник с товарищами простились с государыней Марией Феодоровной и милым Павловском и переехали на жительство в Зимний дворец, куда к тому же времени прибыли и августейшие родители. Занятия продолжались здесь уже в большем количестве, с меньшими перерывами для прогулок и притом под наблюдением самого Николая Павловича.

Государь вообще любил детей и по вечерам почти ежедневно устраивал во дворце игры наследника и его друзей в своем присутствии. Иногда он приказывал сыну с Виельгорским маневрировать, командовать воображаемыми армиями, вести эти армии в атаку, причем сам лично себя зачислял начальником штаба того или другого из маленьких полководцев.

Александр Николаевич огорчался до слез, когда жребий указывал на его товарища, как на начальника государя, но на это никто не обращал внимания, и Николай Павлович самым серьезным образом продолжал нести обязанности руководителя штаба при Виельгорском, исполнял его распоряжения и сплошь и рядом разбивал наголову войска своего сына. Когда впоследствии дети подросли и к ним в гости стали приводить кадет, то и тут государь охотно принимал участие в шумном веселье молодежи.

Так, например, однажды к наследнику были приглашены на вечер по два кадета из каждого корпуса. Веселье началось с игры в жгуты. Затем, в семь часов, все маленькое общество отправилось на половину великих княжон, где на столе были положены два хлеба, из которых в каждом было запечено по бобу.

Когда хлебы были разрезаны на кусочки, всякий из присутствующих взял по куску, и те, кому в кусочке достался боб, должны были изображать из себя короля и королеву бала. Жребий пал на наследника и великую княжну Марию Николаевну. После того для короля и королевы бала устроили трон, перед которым стал почетный караул под начальством П. Баранова. Обязанности барабанщика исполнял сам Николай Павлович.

Когда из другой комнаты вышли юные величества, король и королева, в сопровождении блестящей свиты, появление это было встречено радостными криками, военными почестями и барабанным боем. Поместившись на троне, их величества раздавали награды, провозглашаемые громким голосом кн. Голицыным, Когда главные должностные лица были назначены, королева велела начать бал. Государыня Александра Феодоровна, изображавшая оркестр, села за фортепиано, ударила по клавишам, и молодежь весело пустилась в пляс.

Но не только зимою принимал государь участие в забавах своего сына и его товарищей; он любил руководить играми молодежи и летом, заставляя толпу мальчиков брать приступом фонтаны Петергофа.

Шумно текут пенистые волны по отлогим ступеням Самсона, и, по колени в воде, сверху донизу обрызганные волнами, скользя по мраморным скатам фонтана, карабкаются дети, по команде государя, вверх, где на террасе их ожидала уже государыня с призами. Наследник не отставал от товарищей и также с успехом проделывал трудности восхождения на высокий Самсон.

Если Николай Павлович умел развлекать своего сына, любил одаривать подарками, то вместе с тем он иногда строго наказывал его за нерадение, шалости и непослушание наставникам. Так, Александр Николаевич, по распоряжению государя, частенько оставался за обедом при одном супе или уходил спать, не удостоившись со стороны родителей прощения на сон грядущий.

Впрочем, по большей части наставникам удавалось предотвратить наказания домашними, так сказать, взысканиями или достижением от наследника исправления своего поступка, принесением повинной и вторичным уже ответом хорошо выученного урока.

Так, однажды великий князь стал особенно небрежно и дурно вести себя на уроке Закона Божия.

Мердер сделал ему замечание и велел встать, что тот и исполнил, но с таким угрюмым и недовольным видом, будто хотел показать этим воспитателю свое неудовольствие. Тогда он был удален из класса, ему велено снять куртку и облечься в солдатскую шинель.

— Я весьма сожалею, великий князь, что вы себя таким образом разжалываете, — заметил ему воспитатель. — Вместо того чтобы сознаться в вине вашей, быть благодарным, что вас останавливают, вы показываете свое неудовольствие против людей, достойных вашей благодарности. Сегодняшнее ваше поведение растерзало мое сердце, тем более, что никогда от вас я ничего подобного не ожидал.

И почтенный о. Павский, с своей стороны, указал наследнику на неблагопристойность его поведения. Эти замечания оказали доброе влияние на князя: он был смущен и сознал свою вину; но этим дело не окончилось. Как раз в это время вернулся в город государь и, узнав о дурном поведении сына, встретился с ним холодно и запретил даже подходить к себе. Только заступничество добрейшего Мердера смягчило гнев Николая Павловича, и он простил сына.

Узнав однажды о дерзком ответе наследника Мердеру, государь грозно объявил Александру Николаевичу:

— Уходи! Ты недостоин подойти ко мне после такого поведения: ты забыл, что повиновение есть долг священный, и что я все могу простить, кроме неповиновения.

По требованию его величества, воспитатель должен был перечислить главные недостатки цесаревича: надменность, род сопротивления при исполнении приказаний и страсть спорить, доказывающая желание быть правым. Все эти недостатки проистекают, по объяснению Мердера, от гордости.

Государь, выслушав воспитателя, решил, что Александр Николаевич лишится права носить мундир по воскресеньям, если когда-нибудь еще покажет малейшее непослушание. Впрочем, эту меру наказания не пришлось применять, и наследник с тех пор тщательно избегал случая огорчать отца.

В другой раз великий князь вел себя дурно на уроке Жуковского: играл руками, шевелился и не хотел слушать увещеваний наставника и воспитателя. Жуковский выразил удивление, что великий князь остается хладнокровным к советам любящих людей, и эти простые слова оказали свое действие: Александр Николаевич застыдился и чистосердечно просил у наставника прощения.

Когда наследник пытался ввести в обман учителей, то, чтобы положить конец его уловкам и уничтожить в зародыше дурную наклонность, наставники устранили самый повод к обману. По классным правилам, заведенным Жуковским, каждая дурная отметка ученика уничтожалась хорошей его работой, сделанной по собственному почину.

И вот Александр Николаевич и Паткуль, воспользовавшись этим правилом, начали плохо готовить заданные обязательные уроки, а полученные по этим предметам дурные отметки покрывали в конце недели несколько хорошо выполненными, по собственному почину, переводами из произведений иностранных писателей. Заметив эту хитрость, Мердер и Жуковский отменили правило об исправлении отметок и объявили, что собственные работы будут засчитываться не еженедельно, а по полугодиям. Таким образом, соблазн к обману был устранен, и великому князю с товарищем не оставалось ничего другого, как ежедневно уже заботиться о заданных уроках.

Главным образом было обращено серьезное внимание на то, чтобы наследник не злоупотреблял своим положением и не обижал своих товарищей. Каждый раз, когда он позволял себе несправедливость по отношению к ним, был вспыльчив или резок, Мердер и Жуковский останавливали его выговорами, делали строгое замечание и разъясняли всю несправедливость его поступка. Нужно, однако, заметить, что и маленькие друзья его не давали себя особенно в обиду и ставили на вид отсутствие товарищества великому князю.

— Вы не знаете, — воскликнул однажды Александр Николаевич, обращаясь к наставникам, — какое доказательство дружбы мне дал сегодня Виельгорский! Г. Жилль сказал, что ему никогда не приходится по вторникам и пятницам аттестовать Паткуля отлично. Я ему ответил на это, что знаю причину тому: Паткуль терпеть не может этих уроков потому, что один заниматься не любит. Когда мы остались одни, Виельгорский заметил мне, что дурно выдавать товарища и передавать то, о чем его не спрашивают.

Этот маленький урок товарищества, преподанный Виельгорским наследнику, показывает, что правы были лица, на попечение коих возложено было воспитание, когда, в видах пользы великого князя, установили его совместное обучение со сверстниками. В этом сообществе он почерпал драгоценные правила дружбы, равенства и справедливости.

На полугодовых экзаменах, в присутствии самого государя, дети не посрамили своих наставников и всеми силами старались отличиться перед Николаем Павловичем и заслужить его царское “спасибо”.

IX.

После одного из таких экзаменов, когда наследник особенно отличился, государь, обратившись к Жуковскому, милостиво сказал ему:

— Мне приятно сказать вам, что я не ожидал найти в сыне таких успехов. Покойная матушка писала мне об этом, но, зная ее любовь к внуку, я полагал, что она была слишком к нему снисходительна. Все у него идет ровно, все, что он знает, — знает хорошо, благодаря вашему “плану” учения и ревности учителей; примите мою искреннюю благодарность.

— Экзамен доказал вашему величеству, — отвечал Жуковский, — что в состоянии сделать великий князь; я вижу сам, что экзамен был хорош, но по рапортам, которые ваше величество получить изволили, вы могли видеть, что из числа 26 недель у великого князя было отличных всего две, за учение и поведение. У Виельгорского 5, а у Паткуля 1. Это доказывает, что эти господа, как в учении, так и в поведении, имеют мало настойчивости, единственное качество, которое достойно уважения и без которого невозможно им дозволить приобрести прилежанием и поведением права на обещанные им суммы для бедных; мы будем, однако же, просить ваше императорское величество сделать им какое-нибудь удовольствие.

— Охотно соглашаюсь; но надеюсь, что в остальные шесть месяцев эти господа покажут более постоянства и заслужат обещанную награду.

После этого разговора Жуковский обратился к детям со следующей речью, которая отлично обрисовывает нам симпатичный и светлый облик наставника, а также выясняет те правила, которые он преподавал своим маленьким ученикам, как основание всей их будущей жизненной деятельности.

— “С прошедшим годом, можно сказать, окончилось ваше ребячество, — сказал он; — наступило для вас такое время, в которое вы можете готовиться быть людьми, т.е. стараться заслуживать уважение. До сих пор, по ребячеству, вы не могли еще понимать, что такое уважение; оно не есть одобрение за один или несколько отдельных хороших поступков, но — одобрение за постоянно хорошую жизнь и в то же время уверенность, что эта хорошая жизнь всегда такою и останется.

Теперь мы начнем заниматься историею; она будет для нас самым убедительным доказательством, что уважение приобретается одними постоянными добродетелями. Вы, великий князь, по тому месту, на которое назначил вас Бог, будете, со временем, замечены в истории; от этого ничто избавить вас не может; она скажет о вас свое мнение пред целым светом и на все времена, — мнение, которое будет жить в ней и тогда, когда вас и нас не будет.

Чтобы заслужить уважение в истории, начните с детства заботиться о том, чтобы заслужить его в кругу ваших ближних. Теперь ваш свет заключен для вас в учебной вашей горнице и в жилище вашего отца и государя: здесь все вас любят, все живет для вас, вы для нас — прекрасная, чудная надежда. Знаю, что вы верите нашей любви; будучи уверены в ней, думаете о том, чтобы ее стоить. Знайте, какова будет ваша жизнь здесь, в маленьком вашем свете, перед вашим семейством, перед вашими друзьями, такова она будет и после, перед светом и целою Россиею. Что будем думать о вас мы, то, со временем, будет думать о вас отечество.

Мы начали любовью к вам, но, по этой же любви к вам, мы обязаны вас судить строго. Отечество прежде начнет судить вас строго и потом уже станет любить вас, если вы это заслужите. Чтобы строгий суд отечества мог, со временем, обратиться в любовь, думайте о том, чтобы наша любовь обратилась в уважение, а на это одно средство: владейте собою, любите труд, будьте деятельны, тогда будете иметь все, ибо за ваше сердце мы вам отвечаем смело. То же, что я говорил великому князю, могу сказать Виельгорскому и Паткулю, с тою, однако, великою разницею, что их будущая обязанность маловажна в сравнении с обязанностями великого князя.

Но обязанность — быть достойным уважения — для всех одинакова. До сих пор вы еще не могли понимать совершенно, для чего вы здесь и что значит для вас быть товарищами великого князя. Теперь вы уже это понимать способны. Государь, приблизив вас к своему сыну, благоволил тем объявить свою надежду, что будете ему полезны, будучи сами достойны уважения чувствами, мыслями, поступками.

Быть товарищами великого князя не значит — жить с ним под одною кровлею, делить с ним и труд, и забавы. Нет! Будьте товарищами души его, будьте сами прекрасны душою так, чтобы, со временем, государь и отечество, видя, что вы сделались людьми отличными, могли порадоваться, что в младенчестве и в молодости вы были приближены к наследнику престола.

Скажу, одним словом, великому князю — владей собой, будь деятелен! Виельгорскому — будь постоянен и откровенен! Паткулю — не будь легкомыслен! А всем трем — будьте покорны вашим наставникам, которые теперь представляют для вас и закон ваш, и ваши обязанности. Сия покорность есть не иное что, как уважение правила.

Привыкнув теперь повиноваться нам, по доверенности к любви нашей, вы и тогда, когда мы вас покинем, останетесь с привычкою повиноваться закону, а это — главное в жизни как для собственного счастья, так и для пользы другим.

Успешный экзамен, на котором все вы отличились, доказывает только, что вы способны исполнять свою должность, когда на это решитесь, а не то, чтобы вы ее постоянно исполняли, ибо годовой расчет не совсем соответствует экзамену. Чтобы подобного не могло случиться с вами в будущее время, берегите в сердце одно: благодарность к государю, который, пожертвовав вашему экзамену двенадцатью часами своей царской жизни, сделал более, нежели сколько нам ожидать было позволено.

Вы заслужили одобрение его величества, отличившись на экзамене; мы надеемся, что в конце следующего года получите право и на его уважение своим постоянством. А этого мы имеем право от вас ожидать: какими вы лично были произвольно в течение шести дней экзамена, такими можете вы быть также произвольно и, следовательно, должны быть в течение целого года”.

На подобные темы Жуковский часто беседовал с учениками, изъясняя им их будущие обязанности, роль в жизни и возбуждая их к работе, повиновению, самодеятельности и самообладанию. Эти беседы наставника имели большое влияние на развитие великого князя и находили себе в его мягком и благородном сердце полный отклик и добрую почву.

Слова умного и просвещенного руководителя учебных годов наследника прочно запечатлелись золотыми буквами на складке убеждений царственного ученика. Он явил собою нашему отечеству тот возвышенный образ монарха, у которого благо народное стояло выше всего, любвеобильное сердце которого всегда было доступно горю и нужде.

X.

Следы влияния добрых наставников замечаются в словах и действиях наследника еще в раннем возрасте. Так, он всегда утверждал, что “должно неотменно прощать обиды, делаемые нам лично; но обиды, нанесенные законам народным, должны быть судимы законами; существующий закон не должен делать исключений ни для кого”.

В этих детских словах, содержание коих в значительной степени совпадало с тем, что неоднократно повторял и Жуковский, несомнение, виден уже будущий благородный законодатель, даровавший нашему отечеству гласный суд, скорый, правый и милостивый, перед которым сравнялись люди знатного происхождения и большого богатства с представителями бедноты и низших слоев.

Старание наставника развить в ученике чувство милосердия и быть всегдашним заступником обиженных и обездоленных увенчалось также полным успехом и проявилось даже тогда, когда наследнику шел всего тринадцатый год. Так, узнав, что офицер Слепцов скончался от ран, полученных при взятии Варшавы, он, весь в слезах, бросился в объятия Мердера со словами:

— Бедная г-жа Слепцова, как она несчастлива! О, как я сожалею о ее сыне: я уверен, что она будет неутешна!

— Да, мой милый великий князь, — ответил Карл Карлович, — вы справедливо говорите, что Слепцова несчастлива; кроме ужасного удара, понесенного ею, ей предстоит еще другой: она может потерять все свое состояние.

— Как так? — с тревогой в голосе спросил наследник.

Мердер удовлетворил его любопытству, объяснив вкратце, что есть судебный процесс, который семьею Слепцовых хотя и выигран, но не может быть приведен в исполнение, причем прибавил:

— Вы хорошо сделаете, если передадите все слышанное государю императору.

Александр Николаевич поспешил выполнить совет воспитателя. Государь узнал всю правду, помог своей властью бедной Слепцовой, и благосостояние ее было спасено.

Кроме таких единичных случаев помощи нуждающимся, в план воспитания нарочно был введен отдел благотворительности, о коем и упоминал Жуковский в беседе с государем. Дело в том, что из сумм наследника, по заведенному обычаю, всегда уделялась некоторая доля на оказание помощи нуждающимся. Мердер совместно с Жуковским устроили среди своих учеников особую “кассу благотворения”, которая составлялась из взносов, соответствовавших успехам в науках и поведении всех трех воспитанников, соразмерно полученным ими отличным отметкам. Два раза в год, после каждого экзамена, подводился итог, сколько кем собрано денег на какое-либо благотворительное дело.

Таким образом, великий князь и его товарищи только хорошими успехами и добрым поведением должны были заслужить “право делать добро”. Такая касса действовала во все время воспитания наследника, и последний, благодаря ей, познал истинную цену делам добра, цену работе на пользу страждующих и нуждающихся.

Но не только к имущественным недостаткам ближних чувствовал наследник соболезнование; он скорбел о всяком тяжком их положении, и всякое чужое горе становилось ему понятно. Вот едет государь в Варшаву, на станции сгоняют лошадей; Александр Николаевич жалеет крестьян и понимает, как тяжело им, в рабочее время, отрывать лошадей от пашни. Посещает ли он фабрики, ему становится грустно за малолетних рабочих, вынужденных проводить целый день среди шума и грохота машин. Во всех, даже маленьких, случаях жизни он, действительно, в каждом ближнем прежде всего спешит разглядеть то “святейшее звание — человека”, о коем ему так много всегда говорил поэт-наставник.

Посылая однажды своему царственному ученику картину, изображающую Александра Невского, Жуковский писал ему: “Александр Невский жил для блага своих современников; Александр Невский жив и для блага потомков, ибо мы, его потомки, и по прошествии нескольких веков, с благодарностью подходим к его гробу. Пример добрых дел есть лучшее, что мы может даровать тем, кто живет вместе с нами; память добрых дел есть лучшее, что можем оставить тем, кто будет жить после нас. Но память этого Александра, любезная для всех потомков его вообще, должна быть любезна особенно для вас; вы названы его именем; ему вверены вы при рождении; он — ваш невидимый на земле товарищ; он особенный, тайный свидетель и судья наших поступков. Не забывайте же своего товарища! Старайтесь быть достойным носить на себе его имя”.

В другом письме из-за границы, когда наследнику уже минуло 14 лет, наставник говорил ему: “Знайте только одно, что в наше бурное время необходимее, нежели когда-нибудь, чтобы государи своею жизнью, своим нравственным достоинством, своею справедливостью, своею чистою любовью блага были образуемы на земле и стояли выше остального мира.

Нравственная сила непобедима; она в душе государей хранит народы в мирное время, спасает их во времена опасные и во всякое время влечет их к тому, что назначил им Бог, то есть к верному благу, неразлучному с человеческим достоинством. Толпа может иметь силу материальную, но сила нравственная в душе государей; ибо они могут быть деятельными представителями справедливости и блага”.

Привлекая своего ученика постоянно к делам добра, Жуковский делал его посредником по этим вопросам между собою и государем. Так, по случаю Бородинской годовщины, он просил его ходатайствовать перед отцом за провинившихся и впавших в немилость. “Вы сами — мой добрый ангел, и добрым ангелом для всех стоите у трона отцовского, итак, я все выскажу, что рвется из души моей в эту минуту. Еще бы одно благое дело в день Бородинского праздника: дело милосердия и, прибавлю, царской признательности этому дню приличны!

В Бородине дрался Коновницын, а Коновницын был честью русского войска. Дочь его, в молодости лет, выпила всю чашу горести за чужую вину; эта дочь умоляет государя великодушного взглянуть с благоволением на преступного мужа ее, который не жалел жизни в сражении, чтобы загладить вину свою и заслужить ту милость, которая уже была ему оказана по просьбе наследника престола.

Нарышкин представлен за храбрость в офицеры; быть может, и рано еще получить ему эту награду; но день Бородинский, день Бородинский громко вопиет к царю: помяни милосердием храброго Коновницына!” Далее он ходатайствовал о помиловании и облегчении участи сосланного в Сибирь Муравьева.

XI.

Так быстро пролетели годы юности, и наступила пора зрелой молодости. Наследник достиг уже совершеннолетия, принял присягу, и в 1837 году, для довершения своего обучения, в сопровождении Жуковского и некоторых других наставников, предпринял, по желанию государя, длинное путешествие по России. Это путешествие Василий Андреевич сравнивал с чтением книги.

— Книга эта — Россия, — говорил поэтическим языком Жуковский, — но книга одушевленная, которая сама будет узнавать своего учителя. И это узнание есть истинная цель путешествия. В настоящее время, бегло останавливаясь в каждом городе, он знакомится лишь с содержанием этой занимательной книги, по наименованиям каждой главы. После он внимательно изучит эти главы.

В первом же письме с дороги наставник писал следующее государыне: “Я не жду от нашего путешествия большой жатвы практических сведений о состоянии России: для этого мы слишком скоро едем, имеем слишком много предметов для обозрения, и путь нам слишком определен; не будет ни свободы, ни досуга, а от этого часто — и желания заняться, как следует, тем, что представится нашему любопытству. Мы соберем, конечно, много фактов отдельных, и это будет иметь свою пользу; но главная польза — вся нравственная, та именно, которую теперь только можно приобрести великому князю; польза глубокого, неизгладимого впечатления. В его лета, в первой свежей молодости, без всяких житейских забот, во всем первом счастии непорочной жизни, не испытав еще в ней ничего иного, кроме любви в недре своего семейства, он начинает деятельную жизнь свою путешествием по России, — и каким путешествием? На каждом шагу встречает его искреннее радушное доброжелательство, тем более для него трогательное, что никакое своекорыстие с ним не смешано; все смотрят на него, как на будущее, прекрасно выражающееся в его наружности; никто не думает о себе, все думают об отечестве, и, в то же время, все благословляют отсутствующего заботливого государя. Как могут такого рода впечатления не подействовать благотворно на свежую молодую душу, которую и сама природа образовала для добра и всего высокого? Я вижу беспрестанно перед собою пленительную картину. Народ бежит за ним толпами, и не одна новость влечет его и движет им. Чувство высокого, ему самому не ясное, но верное, естественное, оживотворяет его: народ видит перед собою представителя своего счастья. Масса толпы кричит, волнуется, мчится, но в этой толпе многие плачут и крестятся. И чем далее подвигаемся, тем сильнее движение… Таким образом, в продолжение предстоящих четырех месяцев, великий князь будет счастлив самым чистым счастьем, и это счастье будет плодотворно для его будущего и для будущего России”.

Выехав из Петербурга 2 мая 1837 года, наследник вернулся домой только 10 декабря того же года, посетив в эти семь месяцев тридцать губерний, и первый из членов царствующего дома побывал даже в Сибири. За все время путешествия наследнику было подано до 16000 просьб, большею частью о денежных пособиях и помиловании.

Для удовлетворения просителей, губернаторам выдавалось по 8000 рублей, а наиболее важные серьезные ходатайства отсылались великим князем при его личном письме к государю императору. Много добра удалось за это время сделать Александру Николаевичу: многим несчастным возвратил он их благополучие, многих вернул из ссылки и дал возможность не одному семейству горячо вознести за него молитвы перед Господом Богом.

Эта поездка, названная Жуковским на его поэтическом языке “всенародным обручением с Россией”, должна была завершить предначертанный наставником круг образования наследника. Оставалось посвятить будущего русского самодержца в тайны государственного управления, т.е. дать ему те знания, которые уже не входили в круг ведения Жуковского и для преподавания которых были приглашены барон Жомини, барон Бруннов и министр финансов Канкрин.

Но на этом не прервались еще сношения наследника с наставником. Последнему пришлось, опять-таки согласно “плану обучения”, сопутствовать своему ученику в его путешествии по Европе и помочь ему ознакомиться с жизнью соседних народов. Пребывание за границею дало возможность наследнику прибегнуть к лечению водами в Зальцбрунне для поправления своего здоровья.

И в иноземных государствах, как и у себя на родине, Александр Николаевич своей прекрасной наружностью, ласковым обращением, просвещенным умом и отзывчивым сердцем успел заслужить общую любовь и сочувствие.

“Везде поняли его чистоту духовную, его прямой высокий характер, — писал о нем Жуковский вел кн. Марье Николаевне, — везде его милая наружность, так согласная с его нравственностью, пробудила живое, симпатичное чувство, и все, что я слышал о нем в разных местах от многих, было мне по сердцу, ибо я слышал не фразы приветствия, а именно то, что соответствовало внутреннему убеждению”.

В заключение письма поэт-наставник говорит: “Несказанно счастливою минутою жизни моей будет та, в которую увижу его возвратившимся к вам, с душою, полною живых впечатлений и здравых ясных понятии, столь нужных ему при его назначении. Дай Бог, чтоб исполнилось и другое сердечное мое желание, — которое в то же время есть усердная молитва за него Богу, — то есть чтобы в своем путешествии нашел он для себя то чистое счастье, которым Бог благословил отца его”.

Желание наставника осуществилось: в Дармштадте наследник встретился с принцессою Марией; молодые люди полюбили друг друга, и 4 апреля 1840 г. состоялась их помолвка, соединившая на всю жизнь судьбу будущего русского государя с младшею дочерью великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига II.

Заграничная поездка сыграла, однако, выдающуюся роль не только в жизни одного наследника русского престола: подобно своему ученику и седовласый наставник его, на 56-м году своей жизни, встретил в давно знакомом ему семействе Рейтерна то тихое, безоблачное счастье, которое окружило поэтическим ореолом последние одиннадцать лет его жизни; он также стал женихом дочери Рейтерна, и 21 мая 1841 г. обвенчался с нею в церкви русского посольства в Штутгарте.

Остальные годы жизни, вплоть до своей кончины, последовавшей 12 апреля 1852 г., Жуковский провел за границею, сохранив до последнего вздоха самые лучшие чувства к своему царственному ученику и его семейству и пользуясь также с их стороны неизменною любовью, уважением и благодарностью за все то, что он некогда сделал для “маленького Саши”.

 

При перепечатке просьба вставлять активные ссылки на ruolden.ru
Copyright oslogic.ru © 2022 . All Rights Reserved.