Страницы Русской, Российской истории
Поиск
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вы хотите поучаствовать финансово и помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Авторизация
Контактная форма

   

Монгольское иго
1223 — 1237 — 1240 — 1263 — 1340

ПОРАЖЕНИЕ НА КАЛКЕ.

Битва на Калке

На обширных равнинах Средней Азии с незапамятных времен кочевали монгольские и татарские орды, которые управлялись своими князьями и ханами и постоянно вели между собою мелкие войны. Во второй половине XII века явился человек, который соединил многочисленные орды кочевников и двинул их на соседние народы. Это был Темуджин, прозванный Чингиз-Ханом*, сын одного монгольского князя Есукай-Багадура, которого орда кочевала при истоках Амура. Соседние государства подверглись страшному опустошению и должны были признать над собою власть диких завоевателей. Своею свирепостью и непобедимостью монголы навели такой ужас, что азиатские народы смотрели на них как на неизбежную кару, посланную самим небом; жители селений и городов иногда добровольно подставляли под удары свою шею, убежденные в том, что всякое сопротивление бесполезно.

Около 1223 года полководцы Чингиз-Хана, победив кавказские народы, двинулись далее на север и начали громить половцев*. Половецкие ханы обратились с просьбою о помощи к русским князьям, говоря: «Сегодня отняли нашу землю, а завтра возьмут вашу, если нам не поможете». Мстислав Удалой, владевший тогда Галичем, собрал княжеский сейм в Киеве и склонил своих родичей идти вместе на неведомых пришельцев, не дожидаясь, пока они войдут в Русскую землю и начнут ее разорять. Составилось большое и блестящее ополчение под начальством трех главных князей юной Руси, трех Мстиславов (галицкого, киевского и черниговского). Русские перешли за Днепр, рассеяли передовые татарские отряды и отважно углубились в степи. На берегу речки Калки, впадающей в Азовское море, они встретили главные силы татар. К несчастью, между предводителями было мало единодушия, а много самоуверенности и презрения к неприятелям. Мстислав Удалой, не предупредив союзников, начал битву. Несмотря на храбрость русских, особенно Даниила Романовича волынского, они были разбиты наголову, и немногие успели достигнуть Днепра: большая часть князей с дружинами осталась на месте**. Такого страшного поражения русские дотоле никогда не испытывали. На этот раз татары, однако, ограничились одною победою и ушли назад, в Азию. Прошло 13 лет. Русские князья стали забывать о свирепых пришельцах и возвратились к своим бесконечным распрям. Россию в это время посетили разные физические бедствия, волновавшие умы народа, как-то: неурожаи, породившие голод, сильные лесные пожары, густые туманы и моровое поветрие, а появление блестящей кометы с длинным хвостом, по обычаю, принято было за грозное предзнаменование новых несчастий.

______________________

* Летописцы русские замечают о них следующее: «По грехам нашим пришли народы неведомые, которых никто хорошо не знает, кто они и откуда пришли, какого племени и какой веры. А зовут татарами, иные называют таурменами, другие — печенегами; один Бог о них ведает да разве еще мудрые люди, которые в книгах начитаны».
** Мстислав киевский, видя бегство половцев и галичан, укрепился со своею дружиной на одном холме и три дня защищался от неприятеля. Когда татары предложили ему свободное отступление, он заключил с ними мир. Но едва киевляне двинулись, как были вероломно избиты. Князей русских, взятых в плен, татары положили под доски и сели на них обедать.

______________________

 

НАШЕСТВИЕ БАТЫЯ.

Когда умер Темуджин, его огромная империя разделилась между сыновьями, и старший из них, Угедей, сделался верховным ханом над всеми ордами. Страны к западу от Урала и Каспийского моря пришлись на долю его племянника Батыя (сын Джучи); страны эти надобно было еще завоевать. Батый перешел на правый берег Урала с несколькими сотнями тысяч степного народа. Это не было войско, подобное тому, которое сражалось на Калке; с Батыем шла целая кочевая орда, медленно подвигавшаяся вперед со своими семействами, кибитками и стадами; ей предшествовали многочисленные отряды татарских наездников, которые разоряли все населенные места, встречавшиеся по пути, истребляя или уводя в плен жителей. Опустошив землю камских болгар, татары зимою 1237 года вступили в пределы Рязанского княжества. Тщетно рязанские князья просили помощи у князей черниговских и Юрия владимирского: черниговские отказали за то, что рязанцы не были с ними на Калке, а владимирский великий князь находился во вражде с рязанскими. Предоставленные одним собственным силам, рязанцы первые подали пример храброй, но бесполезной обороны. («Сказание о нашествии Батыя» описывает при этом подвиги рязанского богатыря Евпатия Коловрата и трогательную кончину княгини Евпраксии, которая, узнав о смерти мужа, с высокого своего терема бросилась на землю.) Разгромив Рязанскую область, татары двинулись в Суздальскую и подступили к Владимиру. Юрий II удалился на северо-запад собирать войско. Владимирцы под начальством его сыновей мужественно оборонялись, но город был взят приступом и сожжен; семейство великого князя вместе с епископом и многими гражданами заперлось в соборной церкви Богородицы на полатях, или хорах, где и погибло посреди пламени. Татары рассеялись по Суздальской земле и разорили в ней много городов. Между тем великий князь встретил Батыя на берегах речки Сити (впадающей в Мологу), был побежден и пал в битве. Татары пошли к Новгороду, но их остановили дремучие леса и непроходимые болота; в то время приближалась весна и наступило разлитие вод. Батый повернул отсюда к юго-востоку, в приволжские степи. На этом пути прославился геройскою защитой город Козельск, который несколько недель выдерживал приступы варваров, пока не был взят и разорен.

Когда татары скрылись в половецких степях, русские думали, что они опять уйдут в Азию, но эта надежда их обманула. Покорив землю половцев, Батый напал на Южную Русь и опустошил княжества Черниговское, Киевское, Волынь и Галицию. Здесь так же, как и в Северной, князья не соединились вместе для дружного отпора и каждый город защищался отдельно.

Когда один из монгольских воевод послан был вперед, чтобы осмотреть Киев, он долго любовался красотою и величием города. Киев живописно возвышался перед ним на другом холмистом берегу Днепра посреди зеленых рощ, блистая на солнце частыми главами церквей и опоясанный белой каменной стеной с высокими башнями, которые были украшены византийскими художниками. Киевляне умертвили татарских послов, предлагавших сдаться без боя, и решили защищаться до последней крайности. Город в то время находился во власти Даниила Романовича галицкого, который поручил его защиту мужественному боярину Дмитрию. Вскоре несметная сила Батыя облегла его с разных сторон. Летописец говорит, что граждане не могли слышать друг друга от скрипа бесчисленных телег, рева верблюдов и ржания коней в неприятельском лагере. Татары сделали приступ и начали бревнами («пороками») разбивать ворота; несмотря на храбрую оборону, к вечеру они вломились в город. Киевляне ночью укрепились около Десятинной церкви (построенной еще святым Владимиром); на следующий день был уничтожен и этот последний оплот. Жители большею частью истреблены, и величественный город превратился в груду развалин (1240).

Потом татары перешли в Венгрию и Польшу, но в Моравии они в первый раз потерпели неудачу; в то же время великий хан Угедей умер. Батый воротился назад.

 

ЗОЛОТАЯ ОРДА.

Татары Батыя заняли своими кочевьями все южные и восточные степи России, обращенные ими по большей части в пустыню; они образовали новое царство, известное под именем Золотой, или Кипчакской, Орды и простиравшееся от Урала до низовьев Дуная. Главные силы его сосредоточивались на берегах Волги. На волжском рукаве, Ахтубе, Батый построил город Сарай; здесь стали жить кипчакские ханы, окруженные пышным двором и многочисленным войском. В прочих степях татары рассеялись малыми ордами и кочевали вместе с остатками половцев, печенегов и других своих предшественников; над этими ордами начальствовали темники, или воеводы, которые должны были оберегать пределы Кипчака и держать в повиновении покоренные народы*.

______________________

* Один итальянский монах (Плано Карпини), бывший послом от папы, говорит следующее: «Когда надлежало идти ко двору Батыя, то нам объяснили, что надобно пройти между двух огней, на что мы никак не соглашались, но они сказали: «Ступайте смело; это нужно только для того, что ежели вы имеете какой злой умысел против нашего государя или носите при себе яд, то огонь истребит всякое зло». «Если так, то мы готовы идти», — отвечали мы, чтоб не оставаться в подозрении. По вручении подарков ввели нас в ханскую ставку, заставив прежде поклониться кумирам и выслушать опять предостережение не наступать на порог. Вошед в ставку, говорили мы нашу речь стоя на коленях, а потом подали грамоту».

______________________

Батый приказал всем русским князьям приехать в Орду для изъявления покорности; ослушникам грозила потеря волостей. Немногие отказались исполнить ханскую волю. Вслед за суздальскими князьями яви- . лись рязанские, черниговские, северские и с разными унизительными обрядами представлялись хану. Так, они должны были проходить между священными огнями, разложенными подле ханской ставки, кланяться языческим кумирам, становиться на колени, пить кумыс и пр. Набожный Михаил черниговский не хотел поклониться языческим идолам и был замучен вместе со своим боярином Феодором.

Зависимость России от татар главным образом состояла в дани. Она отдавалась сначала на откуп восточным купцам, которые собирали ее с большою жестокостью под покровительством ханских чиновников (баскаков) и многочисленных татарских отрядов. Так было в первый и самый тяжкий век монгольского владычества. Но в XIV столетии великие князья сами стали собирать русскую дань и отвозить в Орду. Кроме дани князья обязаны были по первому требованию соединить свои дружины с войсками хана и идти на его врагов. Татары не нарушали существующего в России политического порядка, она по-прежнему управлялась русскими князьями. Последние, однако, утверждались в своих наследственных владениях ханскими грамотами (ярлыками), за которыми обыкновенно путешествовали в Орду, где должны были раздавать многочисленные подарки ханским любимцам и женам. Греческая религия осталась неприкосновенною, и ханы даже исключили русское духовенство из поголовной дани. Татары вообще отличались веротерпимостью; в то время они были еще идолопоклонниками, но вскоре между ними распространилась религия Магомета.

Династия Джучи господствовала в Золотой Орде до конца XIV века. Вначале она зависела от великого хана, жившего в Средней Азии, но огромная империя Чингиза распалась на отдельные государства, и кипчакский хан сделался одним из сильнейших монгольских властителей. После смерти Батыя (1255) недолго существовало согласие и в самой семье Джучидов; произошли обычные споры за. престол, которые впоследствии повели за собой раздробление и упадок Кипчакского царства. Первый пример отпадения и междоусобной войны подал Ногай, который начальствовал западными улусами в конце XIII века. Но после его смерти ногайские татары опять соединились с сарайскими, и в царствование Узбека (1313 — 1340) Золотая Орда достигла высшей степени своего блеска и могущества.

С падением Киева политическая связь между северо-востоком и юго-западом России почти прекращается. История каждой части идет после того особым путем. По главному центру русской государственности после киевского периода наступает период владимирский, во время которого родовые счеты князей постепенно сменяются вотчинным характером владения.

 

РУСЬ СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ И АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ.

Юрию II наследовал во Владимире его младший брат Ярослав Всеволодович, князь деятельный и бережливый. Он нашел северные области в самом печальном состоянии: многие города и села лежали в развалинах, значительная часть населения скрывалась в лесах и дебрях. Великий князь вызвал жителей из лесов и усердно начал возобновлять города. Он смирился перед ханом и первый подал пример покорности, за что и был утвержден в своем старшинстве между русскими князьями. По требованию Батыя он предпринял потом путешествие в глубину монгольских степей, к истокам Амура, чтобы поклониться великому хану Гаюку, и во время этого трудного путешествия скончался (1246). Спустя шесть лет после некоторых споров «между родичами владимирский стол перешел в руки его сына Александра Ярославича.

Александр Невский княжил в Новгороде в то время, когда Батый опустошал Северную Русь. Это был самый замечательный из всех современных князей, с блестящею храбростью он умел соединять осторожность и холодную расчетливость. Первый подвиг, доставивший ему славу, был совершен на берегах Невы. Распространяя свое господство на север от Финского залива, новгородцы пришли в столкновение со шведами, которые старались утвердиться в тех местах и насильно вводили там католическую религию. Подстрекаемые новгородцами, новообращенные туземцы не раз восставали против своих утеснителей и возвращались к. язычеству. Римский папа велел тогда проповедовать в Швеции крестовый поход против русских и финнов. Сильное крестоносное ополчение под начальством Биргера высадилось на южном берегу Невы.

Александр Ярославич немедленно собрал новгородскую дружину, с необыкновенною быстротой напал на шведов и поразил их наголову (1240). Любимый гражданами, он, однако, не мог ужиться с ними в мире и скоро оставил Новгород. Но опасность со стороны Ливонского ордена заставила их опять призвать Александра, и рыцари потерпели от него сильное поражение на льду Чудского озера («Ледовое побоище» 1242 года). Так же удачны были походы его против литовцев, которые около того времени начинают сильно теснить русские пределы на западе. Храбро сражаясь с западными врагами, Александр совсем иначе вел себя относительно восточных варваров. Он понимал, что раздробленная Русь не в состоянии начать новую борьбу с монгольскими ордами, и безусловную покорность считал единственным средством спасти ее от конечного разорения. Неоднократными путешествиями в Орду с богатыми дарами он успел приобрести расположение Батыя и его преемников; сделавшись великим князем, Александр особенно старался внушать русскому народу терпение и покорность в отношении к завоевателям. Однако это ему не всегда удавалось. Первый пример неповиновения подали новгородцы: они не хотели дозволить у себя татарским баскакам поголовную перепись, которую хан Беркай велел произвести в России для того, чтобы определить количество дани. Когда же Александр и бояре новгородские начали уговаривать граждан, чернь подняла мятеж, убила своего посадника и укоряла великого князя в том, что он продает новгородскую вольность и свободных людей хочет сделать рабами. Только слухи о приближении сильного татарского войска и угрозы Александра покинуть город на жертву ханскому гневу заставили новгородцев смириться.

Вслед за тем начались волнения в других местах. Восточные, или бесерменские, купцы, взявшие русскую дань на откуп, собирали ее с большою жестокостью и жадностью; тех, которые не могли заплатить, они уводили в рабство, а богатых людей принуждали выкупать свою свободу. Угнетенный народ в некоторых городах (Ростове, Суздале, Владимире) собрался на вече и восстал против сборщиков дани; одни из бесерменов были убиты, другие прогнаны. После того надобно было ожидать нового нашествия, но Александр поспешил в Орду и успел умилостивить Беркая. Это был его последний подвиг: на возвратном пути он скончался (1263). Когда весть о его кончине пришла во Владимир, митрополит, совершавший в то время богослужение, обратился к народу со словами: «Чада моя милая! Знайте, что закатилось солнце земли Русской!» Народ отвечал плачем и рыданиями. Александр хотя на короткое время умел доставить Северной Руси отдых от татарских погромов и внутренних междоусобий, поэтому народ оплакивал его смерть непритворными слезами. (Он был погребен во владимирском храме Рождества Богородицы, откуда останки его Петром Великим перенесены на берега Невы.)

По старинному обычаю престолонаследия, Владимирское великое княжение после Невского один за другим занимали его младшие братья (Ярослав тверской и Василий костромской). Потом два его сына (Дмитрий переяславский и Андрей Городецкий) долго спорили за великокняжеский престол, и каждый из них призывал на помощь татарские отряды, грабежи которых увеличивали бедствия междоусобной войны. Между тем на северо-западе России новгородцы и псковитяне продолжали борьбу с ливонскими рыцарями. Героем этой борьбы после Невского является один литовский выходец, по имени Довмонт, родственник знаменитого литовского князя Миндовга. Он крестился во Пскове и приобрел такую любовь граждан, что они провозгласили его своим князем; после того целые тридцать пять лет Довмонт (в крещении Тимофей) мужественно защищал Псков от своих иноземцев и ливонских рыцарей. Он участвовал в знаменитой Раковорской битве, в которой ополчение Ливонского ордена было разбито соединенными силами русских князей (1268). (Раковор назывался у немцев Везенберг.)

 

ДАНИИЛ РОМАНОВИЧ И СУДЬБА ЮЖНОЙ РУСИ.

Положение южных областей после татарского нашествия было самое плачевное, особенно сильно пострадало Приднепровье. Киев сделался ничтожным городком, а окрестности его представляли печальную пустыню. Население, уцелевшее от татар, большею частью рассеялось по другим русским областям: одни бежали на север, другие — на запад, в Галицию. Жители, оставшиеся на месте, терпели сильное угнетение от татарских баскаков. В таком же угнетении находилась Чернигово-Северская область, которая после князя Михаила, замученного в Орде, раздробилась между его потомками на мелкие уделы (Брянский, Карачаевский, Тарусский, Курский и др.). Гораздо счастливее Приднепровья была Галиция: она успела оправиться от татарского погрома и приобрести даже некоторый блеск благодаря уму и деятельности своего князя Даниила Романовича.

Во время Батыева нашествия Даниил спасся в Венгрию, а по уходе татар воротился в свое княжество и начал возобновлять разрушенные города, собирая разбежавшихся жителей. По примеру польских королей он призвал в свои земли немцев, евреев, армян и давал им некоторые льготы, так что в галицких городах скоро стали развиваться промышленность и торговля. Но это пестрое население чуждалось русской народности и слабо поддерживало князя в борьбе с внешними врагами.

Даниил долго не хотел ехать в Орду и последним из русских князей представился хану. «Хорошо, что пришел наконец, — сказал ему хан, — а пьешь ли наше питье, кумыс?» «До сих пор не пил, — отвечал Даниил, — а теперь, если велишь, выпью». Тяжко, однако, показалось ему унижаться пред варваром; он начал хлопотать о свержении ига и завел сношения с папою, подавая ему надежду на соединение своего народа с католическою Церковью, если получит помощь против татар. Обрадованный папа прислал ему королевский венец и велел проповедовать крестовый поход на Золотую Орду. Но папские буллы не произвели никакого действия, и крестовый поход не состоялся. Тогда Даниил прервал свои сношения с Римом, впрочем, королевский титул удержал за собою. Он попытался было одними собственными силами свергнуть иго, но эта попытка окончилась неудачею, и татары принудили галицкого короля разорять укрепления собственных городов. Зато борьба его с другими соседями, например с ятвягами и литовцами, была очень успешна и доставила ему большую славу между современниками.

По смерти Даниила (1264) Галицкое королевство разделилось между его тремя сыновьями. Они жили довольно. согласно, общими силами оборонялись от литовцев и поляков и менее других князей раболепствовали пред ханом. Внук Даниила Юрий успел даже по наследству соединить под своею властью Галицию и Волынь (они являются в то время под общим названием Малой Руси), но вскоре род его пресекся. Неустройствами Юго-Западной Руси воспользовался польский король Казимир III; он нечаянным нападением захватил город Львов (1340) и потом завладел почти всей Галицией. А Волынь (Володомирия) досталась на долю великим князьям литовским.