Страницы Русской, Российской истории
Поиск
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вы хотите поучаствовать финансово и помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Авторизация
Контактная форма

   

Русь удельно-вечевая или дружинно-княжеская
Периоды киевский и владимирский

I. Восточная Европа и начало Руси
860 — 957 — 972 — 988 — 1015 — 1054

ХАРАКТЕР СТРАНЫ.

Восточная половина Европы имеет вид сплошной однообразной равнины, пределы которой ограничиваются четырьмя морями (Белое, Балтийское, Черное и Каспийское) и тремя горными хребтами (Урал, Кавказ и Карпаты). Такая форма поверхности, не представляющая внутренних естественных преград, немало способствовала образованию на ней одного обширного государства. Только в средней полосе этой равнины почва поднимается и поверхность получает холмистое очертание (Алаунская возвышенность). Здесь берут начало главные реки, которые в сопровождении бесчисленных притоков направляются к четырем упомянутым морям. Обилие речных вод имело весьма важное влияние на историю страны: по течению рек селились племена и распространялась гражданственность; реки служили главным средством сообщения. Тысячу лет тому назад вся северная половина России, отличавшаяся климатом холодным и суровым, была покрыта дремучими лесами, многочисленными озерами и болотами, а в южной половине залегали обширные степи, местами поросшие высокою травой, местами песчаные и солонцеватые. На востоке, между Уральскими горами и Каспийским морем, русские степи сливаются с великою равниной Средней Азии, откуда беспрепятственно всегда приходили кочевые азиатские народы.

Возвышенная средняя полоса Русской равнины, известная под общим названием Алаунского пространства, приблизительно может быть обозначена следующими пределами. Северо-западный угол ее составляет Валдайское плоскогорье. Это область источников; тут между холмов залегают небольшие озера, из которых берут свое начало три главные реки Европейской России: Волга, Днепр и Западная Двина. От Валдайских гор граница Алаунской плоскости направляется к югу по течению Днепра. В окрестностях Киева и далее Алаунская плоскость примыкает к отрогам Карпат (Авратынские горы) и простирается до знаменитых Днепровских порогов. На западе от среднего течения Днепра раскинулось низменное пространство, известное своим обилием вод и лесов, — это бассейн реки Прилети (знаменитые Пинские болота и огромные пущи). На юго-востоке Алаунская плоскость ограничивается средним течением Волги, где (преимущественно около Саратова) соединяется с отрослями Уральских гор (Общий Сырт). А на северо-востоке она заканчивается низкими хребтами, или «увалами», которые служат водоразделом Волжского бассейна от рек, текущих в Северный океан, и постепенно сливаются с Уральским хребтом.

Пространство, заключенное между означенными пределами, до времен Петра служило главным поприщем русской истории. История русской государственности возникла сначала в Киеве. Потом центр, русской жизни удалился на северо-восток, в землю Владимиро-Суздальскую, где окончательно сосредоточился вокруг Москвы. Эта земля, расположенная между Окою и верхним течением Волги, сделалась колыбелью великорусского племени. Довольно теплый климат и богатые пласты чернозема, отличающие южную часть Алаунского пространства, способствовали развитию преимущественно земледельческого быта в населении южнорусском или малорусском; близкое соседство степей и хищных орд не благоприятствовало там утверждению прочного государственного порядка и успехам гражданственности. Между тем великорусское племя, занявшее страну с климатом довольно суровым, с почвою, требующею большого труда для своей обработки, но зато богатую судоходными реками, выработало предприимчивый, энергичный характер и способность к разносторонней деятельности. Здесь вырос и окреп наш государственный порядок.

 

ДРЕВНЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

Еще задолго до Рождества Христова берега Черного и Азовского морей были заселены цветущими греческими колониями. Самые замечательные из них Ольвия — при устье Буга, Пантикапея, столица Боспорского царства, — на месте Керчи, Херсонес Таврический (Корсунь) — подле Севастополя и Танаис — на устьях Дона. В соседних степях господствовал многочисленный кочевой народ скифы. Памятником этого народа служат курганы, которыми усеяна вся южная полоса России, многие из них разрыты; там найдены человеческие остовы и разные металлические вещи; это так называемые скифские могилы. (На многих курганах встречались грубо изваянные человеческие статуи; сии загадочные истуканы известны у нас под именем каменных баб; по-видимому, они не скифского происхождения, а принадлежат народам тюркским, преимущественно половцам.) К северу от скифов и так называемых сармат, по темным известиям древних писателей, жили невры, андрофаги, или людоеды, меланхлены, или черные плащи, гелоны, будины и др. Но о них ходили только баснословные рассказы между греками и римлянами*. После Рождества Христова между Балтийским и Черным морями некоторое время господствовало германское племя готы. Потом в стране скифов появляются новые кочевые народы, пришедшие из-за Дона и Волги; они частию недолго остаются здесь и уходят далее на запад, таковы гунны, авары и угры. Все эти древние обитатели Восточной Европы оставили после себя многочисленные следы в виде разного рода городищ и могильников, которые в наше время подвергаются тщательным раскопкам; находимые в них предметы домашней утвари, вооружения, принадлежности одежды и т.п. дают наглядное понятие о быте и степени культуры их обитателей.

______________________

* Некоторые из этих народов, по всей вероятности, были финские племена, которые мы там встречаем позднее, но под иными названиями. Например, в андрофагах думают видеть самоедов, а в меланхленах — финское племя эстов, у которого до сих пор черный цвет преобладает в одежде. Под именем скифов и сарматов надобно разуметь народы арийской семьи (а не монгольской, как думали прежде). Часть скифов, вероятно, принадлежала к германскому племени (т.е. восточной или готской его ветви), а сарматы — главным образом к славяно-литовскому.

______________________

При начале русской истории, т.е. в IX веке по Рождеству Христову, Восточную Европу населяли следующие народы.

 

1. СЛАВЯНЕ.

Они составляют восточную отрасль великого славянского племени, которое с незапамятных времен расселилось на огромном пространстве от Верхней Волги до Адриатического моря. Русские славяне занимали широкую полосу земли от озер Ильменя и Чудского до низовьев Днепра и Днестра. Они расселились отдельными группами, или племенами, из которых наиболее значительные, по словам летописца, были поляне, или собственно русь — по среднему течению Днепра, соседи их древляне — по южным притокам реки Припяти и кривичи — довольно обширное племя, обитавшее по верховьям Днепра, Западной Двины, Волги и около озера Ильменя. На востоке от Днепра жили северяне, радимичи и вятичи. По Южному Бугу жили бужане, или волыняне, между Бугом и Днепром — угличи, а около Черного моря — тиверцы. (Северяне, воляне и угличи, по-видимому, были племена гуннские, родичи дунайских болгар.) Восточные славяне имели у себя многие города. Так, в стране кривичей мы находим Смоленск, Полоцк и знаменитый Новгород при истоках реки Волхова; в стране северян — Чернигов и Переяславль, а у полян был город Киев, расположенный на высоком правом берегу Днепра. (Баснословное предание приписывало основание Киева трем братьям: Кию, Щеку и Хориву.)

Поселения славян были рассеяны на обширных пространствах, преимущественно по берегам озер и рек. Их племена распадались на отдельные роды, во главе которых стояли родоначальники, или старейшины. Эти старейшины сходились вместе и составляли вече, на котором они рассуждали о делах, касающихся всего округа или города. Но рядом с вечем у славян издревле встречается и княжеское достоинство. Князь был верховным судьей и предводителем на войне, его окружали военные люди, составлявшие его дружину. Городами назывались те селения, которые были огорожены земляным валом и рвом для защиты от неприятелей; а так как в те времена происходили частые войны между самими славянскими родами и нападения соседних народов, то в такой открытой равнинной стране, как Восточная Европа, число укрепленных селений или городов было очень велико (скандинавы даже называли ее Гардарикией, т.е. Страной городов).

Славяне отличались высоким ростом, русым цветом волос, румяным лицом и серыми глазами. По своему суровому образу жизни они с ранней молодости привыкали легко переносить холод, жар и недостаток в пище. Характер их представлял смесь хороших и дурных качеств: с одной стороны, они были храбры, добродушны и гостеприимны (позволялось даже украсть у соседа, чтобы угостить странника); с другой — неопрятны и склонны к раздорам между собою. Вооружение их состояло из деревянного щита, коротких копий и стрел, намазанных иногда ядом; они обыкновенно сражались не дружною толпой, а врассыпную*. Женщины у славян занимали такое же подчиненное положение, как и у других необразованных народов. Невесту обыкновенно похищали и потом платили за нее родителям вено. Существовал также обычай многоженства, и после смерти мужа одна из его жен должна была следовать за ним в могилу. В некоторых местах мертвеца сжигали на костре, пепел его собирали в сосуд и насыпали над ним курган или ставили на столбе, где сходилось несколько дорог. Погребение сопровождалось тризною (поминки), которая состояла в пиршествах и разных воинственных играх. Для ограждения личной безопасности существовал свойственный необразованным народам обычай кровавой мести, т.е. родственники убитого должны были мстить смертью убийце. Главным средством пропитания служили скотоводство и охота; реки и озера изобиловали рыбою, а леса — дикими животными; но и земледелие в IX столетии уже было распространено между славянами. Киевские славяне, т. е. поляне, были образованнее других соплеменников и находились в то время уже в торговых сношениях с соседними народами.

______________________

* Из иностранных писателей, у которых встречаются известия о быте славян, наиболее замечательны: Иордан, готский историк, и Прокопий — византийский; оба жили в VI веке. Русские славяне у них по большей части именуются анты, а придунайские — склавины, из последнего имени и произошло потом общее название славяне.

______________________

 

2. ЛИТВА.

К западу от кривичей, в области Западной Двины, Немана и Нижней Вислы, жило племя литовское. Язык этого племени свидетельствует, что оно было родственно славянам. (Подробнее о нем ниже.)

 

3. ФИННЫ.

Весь север России от Балтийского моря до Уральских гор занимало финское или чудское поколение. Некогда финны обитали гораздо южнее, но славянскими и другими народами они были отодвинуты далее на север. Главные финские племена: чудь — около Финского залива; далее по верхнему и среднему течению Волги — весь, меря, мурома, мордва и черемисы. По верховьям Северной Двины и Камы лежала область народа пермь. (Может быть, к этому народу относилась Биармия, страна, упоминаемая в скандинавских сагах; пермское племя иначе называется зырянами.) Язык финнов указывает на их общее происхождение с народами тюркского племени, родиной которого почитают Алтайские горы. Рассеянные небольшими группами в странах холодных, лесистых и чрезвычайно болотистых, они с трудом доставали себе средства пропитания, употребляя в пищу даже древесную кору и мясо нечистых животных.

Языческая религия финнов представляет простое обожание предметов видимой природы. Наибольшим почитанием пользуется у них Юмала, или Укко, — божество неба, грома и молнии. Уже в отдаленные времена у финнов встречаются идолы, сделанные из дерева или камня и имевшие грубое подобие человека. Посредниками между людьми и богами у финнов почитались шаманы, имевшие характер чародеев и заклинателей, — род жреческого сословия, находящегося на первых ступенях развития (в русских летописях они известны под общим именем «волхвов»). Финны представляются вообще племенем очень бедным, скудно одаренным физическими и духовными силами, они так же некрасивы и угрюмы, как их северная природа. Песни финские (или руны) обнаруживают довольно богатую, хотя и беспорядочную фантазию и наклонность этого племени к мирной домашней жизни. Замечательно, что главные герои их эпических сказаний являются по большей части колдунами, певцами или искусными кузнецами. (Таковы три героя финского эпоса, известного под именем Калевалы: старый мудрец Вейнемейнен, кузнец Ильмаринен и певец Леминкейнен.) Действительно, кузнечное ремесло было распространено между финнами.

 

ТУРЕЦКО-ТАТАРСКИЕ НАРОДЫ.

Юго-восток России занимали народы частью тюркского племени, частью других племен. Из них особенно замечательны хазары и болгары. Последние, получившие название от реки Волги, составляли смесь славян с финскими и отчасти тюркскими народами. Они приняли магометанскую религию, вошли в торговые сношения с азиатскими государствами и достигли некоторой степени гражданственности; в их земле было несколько промышленных городов, особенно славились Великие Болгары на левом берегу Волги, пониже Камского устья. Более обширное и могущественное государство составляли хазары, также смешанный народ, но подчиненные одному верховному повелителю, или кагану, который вместе с своей семьей исповедовал иудейскую религию. Хазары отчасти вели кочевой образ жизни и располагались в кибитках, отчасти жили в городах. Главным городом у хазар был Итиль, лежавший на Нижней Волге, сюда из отдаленных стран Европы и Азии стекались купцы со своими товарами. Хазары притесняли некоторые соседние племена славян и брали с них дань.

Кроме того, в степях приуральских и прикаспийских обитали турецкие кочевые орды, которые теснили друг друга и впоследствии переселялись в Южную Россию или подвигались далее на запад; таковы печенеги, торки, половцы и другие.

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА.

Около 860 года, в царствование византийского императора Михаила III, Константинополь подвергся внезапному нападению языческого народа, пришедшего из скифии, т.е. от северных берегов Черного моря. Этот народ назывался рось или русь. На нескольких стах ладьях русь проникла в Боспор Фракийский, обступила Царьград и начала разорять его окрестности. Император Михаил в то время с византийскими легионами находился в Азии, где он воевал против арабов. Получив известие о нападении руси, он поспешил в столицу. Патриарх Фотий взял из Влахернского храма чудотворную ризу Богородицы и совершил с нею крестный ход вокруг стен. Неприятельский флот удалился. Вслед за тем к этому языческому народу от-. правлены были греческие миссионеры, которым и удалось окрестить многих русов.

Со времени нападения на Константинополь имя «рось» приобрело известность и об этом народе заговорили византийские хроники. Из них и наши летописцы почерпнули сие известие и отсюда начали вести свое повествование о Руси.

Чтобы объяснить происхождение Русского государства и появление руси под Царьградом, летописцы наши приводили следующие баснословные рассказы.

В то время как южные славяне платили дань хазарам, северные, или новгородские, славяне терпели от нападения варягов (так назывались у нас норманны, т.е. народы Северной Европы, преимущественно скандинавы). Некоторое время варяги будто бы брали дань на славянах новгородских и соседних с ними финнах, потом покоренные племена общими силами прогнали чужеземцев. Но у славян произошли сильные внутренние раздоры, род восстал на род. Тогда для устройства порядка и безопасности они решились призвать князей из чужой земли. (Есть еще сказание, что такое решение было принято по совету новгородского старейшины Гостомысла.) В 862 году послы славянские отправились за море, к варяжскому племени русь и сказали: «Земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет, приходите княжить и владеть нами». Три брата приняли это предложение и явились со своими дружинами. Старший из них, Рюрик, поселился в Новгороде, второй, Синеус, — на Белоозере, третий, Трувор, — в Изборске. От них будто бы и земля паша стала называться Русью. Спустя два года братья Рюрика умерли, он один начал владеть Новгородскою областью и роздал важнейшие города в управление своим мужам. Но у него были еще два мужа, Аскольд и Дир, которые со своей дружиной отпросились в Царьград и пошли туда по Греческому водному пути. Дорогою они заняли Киев, освободили полян от хазарской дани и начали господствовать в их земле*. Эти два витязя снарядили 200 лодок и сделали (упомянутый выше) набег на Византию, но буря рассеяла их флот, и они без успеха воротились в Киев. Впоследствии Киевское княжение было отнято у них Олегом. Этот Олег был родственник Рюрика и после его смерти (879) сделался его преемником по малолетству его сына Игоря. Из Новгорода он двинулся на юг, покорил встречавшиеся ему племена (кривичей), взял Киев и в последнем утвердил свою столицу, назвав его «матерью русских городов»**. Отсюда он предпринимал походы на славян, живших к востоку и западу от Днепра (северян, радимичей и древлян), и наложил на них дань.

______________________

* Греческий, или Великий, водный путь шел из Финского залива в Черное море рекою Невою, Ладожским озером, рекою Волховом, озером Ильменем и рекою Ловатью; отсюда волоком (т. е. сухопутьем) ехали до Верхнего Днепра. Другая дорога из Балтики на Днепр шла по Западной Двине; Днепром выходили в Черное море, а потом держались около морского берега и таким образом достигали Византии.
** Летописная легенда рассказывает при этом, что Олег овладел Киевом посредством следующей хитрости. Оставив позади главную рать, он с небольшою дружиною, скрытою в лодках, подошел к городу и послал звать Аскольда и Дира на свидание с варяжскими купцами, которые отправляются в Грецию. Когда те явились, то были тотчас окружены неприятелями. «Вы не князья и не княжеского рода, — сказал им Олег, — но я князь» и, указав на маленького Игоря, прибавил: «А вот сын Рюрика». Аскольд и Дир были убиты. (В древнем Киеве существовали два урочища: Аскольдова могила и Дирова могила, которые и подали повод к этой легенде.)

______________________

Эти летописные рассказы долгое время принимались за исторические события. Различным образом решали вопрос: кто были руссы и откуда призваны князья? Большинство ученых выводило князей и всю русь из Скандинавии (вслед за петербургскими академиками XVIIIстолетия Байером и Шлецером). Иные ученые выводили русь из других мест, и преимущественно от балтийских славян из Померании. Но в настоящее время более тщательные исследования показывают, что упомянутые рассказы должны быть отнесены к области баснословия. Летописное предание первоначально говорило только о призыве русью и другими племенами князей из варяг, а потом подверглось искажению от переписчиков, так что смешало пришлых варягов, или норманнов, с туземным народом «русь». Варяги только в X веке появляются на Руси как наемное войско, и только в следующем XI веке они в качестве наемников встречаются и в службе византийских императоров под именем варангов. Никакие иноземные писатели IX, X и XI веков, сообщающие известия о руси, ничего не знают о призвании князей и говорят о руссах как о великом туземном народе*. Русь является племенем не только туземным, но и славянским, на что ясно указывают ее поклонение Перуну и другим славянским божествам, а также ее славянский язык, памятником которого служат дошедшие до нас договоры с греками.

______________________

* Для русской истории особенно важны из византийских писателей — патриарх Фотий, Константин Багрянородный и Лев Диакон; из западных, или латинских, хронистов — Лиутпранд, епископ Кремонский и Дитмар, епископ Мерзебургский; из арабских — Ион Фадлан; из скандинавских саг — Эймундова сага. Вопрос о мнимых варяго-русских рассмотрен в моей книге «Разыскания о начале Руси«, где указано, каким образом произошло в летописях смешение руси с варягами; в первоначальном тексте говорилось, что «послаша за море к варягам русь, чудь, словене, кривичи», а потом переписчики слово «русь» ошибочно отнесли к варягам, и получилось: «Послаша за море к варягам руси чудь, словене» и пр. Представление о варягах, плававших на своих судах из Балтийского моря в Черное по Греческому водному пути, совершенно ошибочное: они не могли плавать далее Старой Ладоги по причине Волховских порогов. Притом никакие исторические свидетельства не говорят о таком их плавании.

______________________

Русь издревле обитала в стране между Днепром и Азовским морем; она упоминается у греческих и латинских писателей под именем сармарского народа роксолан или россо-алан. Первое о них упоминание встречается в 94 году до Рождества Христова (у Страбона), а затем идут отрывочные известия о них до VI века включительно. В следующие затем века (весьма скудные по отношению к историческим известиям) россоланские, или русские, князья и их храбрые дружины, по всей вероятности, были заняты упорною борьбой с соседними народами, как славянскими, так и иноплеменными (особенно с аврами и уграми). Мало-помалу Русь подчинила себе некоторые славянские племена и образовала сильное государство, центром которого сделался Киев. Иностранные свидетельства (именно арабские) говорят, что руссы были высокого роста, статны, светло-русы, носили короткие плащи, секиры и широкие обоюдоострые мечи. Исполненные отваги и энергии, они являются не только воинственным, но и торговым народом: уже в IX веке мы встречаем русских торговцев, или гостей, не только в Константинополе и в хазарском Итиле, но даже в дунайском Регенсбурге и арабском Багдаде (в последнем в первой половине IX века, следовательно, еще до так называемого призвания варягов). Они были смелые мореходы и на своих лодках-однодеревках предпринимали дальние плавания по течению реки и вдоль морских берегов. Уже в первой половине IX века они делают набеги на черноморские берега Анатолии и Тавриды, а в 860 году подступают к самому Константинополю; потом Доном и Волгою проникают в Каспийское море и подвергают разграблению его прибрежные мусульманские города. С тех пор русское имя сделалось громким в Европе и в Азии.

В X веке мы видим, что владения Руси распространялись на севере до берегов Ладожского озера, а на юге до Тамани (или Тмутаракани). Все эти земли были объединены под властью того княжеского рода, который сидел в стране полян, т.е. в Киеве. Такое объединение, конечно, совершилось не вдруг, а постепенно целым рядом энергических, предприимчивых князей, имена которых большею частью до нас не дошли. Первые, несомненно, исторические князья, сидевшие в Киеве, были Олег и Игорь.

 

ОЛЕГ

сделался одним из любимых героев народных преданий. Не довольствуясь скудною данью славянских народов, он, по словам летописца, будто бы совершил морской поход на Византию, осадил самый Царьград и отступил только тогда, когда византийский император (Лев VI Философ) заплатил ему большой окуп. Он воротился в Киев с богатою добычей, которая состояла из золота, наполок (шелковые ткани), греческих вин и прочих товаров. За его необыкновенную удачу народ прозвал его вещим, т.е. чародеем. Самая смерть его была украшена особым преданием: Олег будто бы погиб от своего коня, о чем заранее предсказал ему один кудесник. Византийские историки совсем не упоминают об его походе, но об его сношениях с Византией подтверждает дошедший до нас договор с императором Львом VI. Этот договор весьма выгоден для русских гостей, торговавших в Греции: например, они могли покупать в Константинополе товары, не платя за них пошлины.

 

ИГОРЬ.

Преемником вещего Олега был его родственник Игорь (912 — 945)*. Около того времени угры удалились из степей Южной России далее на запад; их вытеснили хищные орды печенегов, которые перекочевали из уральских степей. Печенеги отличались дикостью и свирепостью. Вооруженные копьями и стрелами, их наездники стремительно бросались на неприятеля, поднимали страшный крик, а в случае неудачи они тотчас показывали ему тыл и на своих быстрых конях легко спасались от преследования. Не только южные пределы Руси, но и самый Киев с тех пор находился в опасности от этого хищного народа. Торговые сношения с греками сделались гораздо затруднительнее, потому что печенежские шайки около Днепровских порогов поджидали обыкновенно купеческие суда.

______________________

* Хронологические цифры начальной русской летописи до времен Владимира Великого могут быть приняты только приблизительна.

______________________

Игорь предпринял поход на Византию, но он не имел успеха. (Неудачу свою русские приписали так называемому греческому огню, т.е. зажигательным снарядам, которыми греки сожгли большую часть Игорева флота.) Новый договор, заключенный с греками, был не так выгоден, как прежний: русские послы и гости должны были подвергаться в Константинополе некоторым стеснениям.

Цари греческие подтвердили клятвою этот договор, отправили послов в Киев, чтобы привести к такой же клятве Игоря и его воинов. Дружина княжеская состояла в то время из язычников и христиан. Первые вместе с Игорем пошли на холм, где стоял идол главного их бога Перуна. Сложив на землю свои щиты, золотые обручи, обнаженные мечи и остальное оружие, они в присутствии послов произнесли следующую клятву: «Пусть мы не будем иметь помощи от Перуна и не укроют нас щиты наши, если задумаем разрушить мир с греками; пусть будем тогда изрублены своими мечами, погибнем от собственных стрел или от другого оружия и да будем рабами в этом веке и в будущем». Между тем крещеная Русь присягала именем христианского Бога в соборном храме Илии. Дружба и любовь с греками, по словам договорной грамоты, должны были сохраниться до тех пор, пока сияет солнце и стоит мир.

Зависимость покоренных волостей от киевского князя выражалась преимущественно тем, что они платили ему ежегодную дань. Для сбора этой дани князья объезжали волости сами со своей дружиной, причем творили суд и расправу среди туземцев. Эти объезды назывались полюдьем. Во время одного из таких походов в Древлянскую землю жители ее возмутились и убили Игоря.

 

ОЛЬГА.

После Игоря княжеством управляла его супруга Ольга, потому что сын Святослав был еще малолетен. Совершив кровавую месть над убийцами своего мужа, она усмирила непокорных древлян и сожгла их главный город Коростен*. Потом, подобно своим предшественникам, она объезжала с дружиною подчиненные племена, творила между ними суд и более точным образом определяла количество их дани. Вообще деятельность Ольги украшена баснословными преданиями, в которых она изображается женщиною необыкновенно хитрой, с твердым, решительным характером. Но особенно Ольга прославилась принятием христианства. Она совершила путешествие в Византию (957), где, по словам летописи, и был исполнен над нею обряд крещения, а восприемником ее был император Константин Багрянородный. (Последний описал пребывание Ольги в Царьграде, но ни слова не говорит об ее крещении; можно предположить, что она уже после своего крещения посетила Константинополь, чтобы поклониться святым и принять благословение от патриарха.)

______________________

* Вот что рассказывает летопись об ее кровавой мести. Древляне прислали просить Ольгу, чтобы она вышла замуж за их князя Мала. Первых послов Ольга велела бросить в глубокую яму вместе с лодкою, на которой они приплыли; других послов она сожгла в бане; третьих велела избить на могиле мужа в то время, как они вместе с нею совершали тризну. А Коростен она осадила и сожгла посредством воробьев и голубей: набрав их с каждого дома вместо дани, она велела привязать к ним горючие вещества и пустить опять в город. Сказание, будто бы Ольга, будучи простою перевозчицей через реку на лодке, так пленила Игоря, что он женился на ней, — это сказание не заслуживает вероятия. Есть известие, что Ольга по происхождению была болгарская княжна.

______________________

 

СВЯТОСЛАВ.

На все увещания матери принять новую религию Святослав отвечал упорным отказом: христианская вера не нравилась воинственному и суровому князю. Получив власть в свои руки, он вполне предался страсти к походам и завоеваниям. Летописец изображает его характер и привычки следующими словами: «Он ходил на неприятеля с быстротою барса, в походах не возил с собою ни возов, ни котлов и не варил мяса, но, мелко нарезав конину, говядину или зверину, пек на угольях и ел; спал без шатра, подостлав под себя конский потник и положив в изголовье седло. Таковы были и все его воины. Когда он отправлялся на врагов, то посылал сказать: «Иду на вас»». На восток от Днепра только одно славянское племя еще не было подвластно русскому князю, именно вятичи, платившие дань хазарам; Святослав победил хазар и подчинил себе вятичей. Затем по приглашению византийского императора Никифора Фоки он обратил свое оружие против дунайских болгар и завоевал часть их земли.

Но между тем печенеги напали на Киев и едва им не овладели (по словам предания, смелость одного воина, умевшего говорить по-печенежски, спасает город), весть о том заставила князя воротиться назад. Однако он недолго оставался в Киеве и вслед за кончиною Ольги опять поспешил в Болгарию. Страна эта так понравилась Святославу, что он хотел перенести свою столицу на берег Дуная, в город Переяславец. «Туда (говорил он матери) сходится все хорошее: из Греции — золото, паволоки, вина и разные плоды, из Чехии и Венгрии — серебро и кони, из Руси — меха, воск и невольники». Но вторичное завоевание Болгарии повлекло за собою борьбу с греками. На византийском престоле место Никифора Фоки занял его убийца Иоанн Цимисхий (т.е. Малорослый), бывший весьма храбрым и искусным полководцем. Он потребовал, чтобы русский князь удалился из Болгарии, и, получив отказ, сам повел на него многочисленные войска. После упорной обороны в придунайской крепости Доростоле (Силистрии) Святослав принужден был уступить и заключить мир.

Заключив мир, Святослав пожелал иметь свидание с императором и получил согласие. Один из византийских историков (Лев Диакон) так описывал это свидание: «Иоанн в блестящих латах, на коне подъехал к берегу Дуная; его окружал многочисленный отряд всадников, у которых доспехи были покрыты золотом. Между тем Святослав приближался в лодке, действуя веслом наравне с другими гребцами. Он казался среднего роста и весьма строен; имел широкую грудь, плоский нос, голубые глаза и длинные косматые усы. Волосы на его голове были выстрижены, за исключением одного локона — знак благородного происхождения; в одном ухе висела золотая серьга, украшенная рубином и двумя жемчужинами. Вся наружность князя представляла что-то мрачное и суровое. Белая одежда его только чистотою отличалась от других русских. Не выходя из лодки, Святослав поговорил немного с императором и отправился назад».

Возвращаясь в Киев с остатками своих дружин, русский князь погиб в битве с печенегами, которые дожидались его у Днепровских порогов (972).

 

ВЛАДИМИР ВЕЛИКИЙ ИЛИ СВЯТОЙ.

Отправляясь в Болгарию, Святослав роздал области своим сыновьям: старшему, Ярополку, он предоставил Киевскую область, Олегу — Древлянскую и младшему, Владимиру, — Новгородскую. Неизбежным следствием разделения были междоусобные войны. Олег погиб в борьбе с Ярополком, и Древлянский удел перешел в руки старшего брата, который также хотел захватить и Новгородский. Тогда юный Владимир бежал со своим дядею Добрыней за море, к варягам, и привел оттуда наемное войско. Сначала он пошел на полоцкого князя Рогволода, завоевал его княжество, убил его самого вместе с сыновьями и насильно взял себе в жены его гордую дочь Рогнеду (которая прежде отказала в своей руке Владимиру, потому что он был рожден от рабыни). Потом он овладел Киевом и, заманив к себе Ярополка, приказал его умертвить (980). Когда таким образом единодержавие было восстановлено, Владимир снова покорил некоторые отложившиеся племена и совершил несколько удачных походов на соседей: поляков, ятвягов и болгар. Но этот воинственный и жестокий князь сделался знаменитым в истории не столько своими победами, сколько принятием христианской религии и распространением ее между восточными славянами.

Подобно всем языческим народам, славяне смотрели на окружающую природу как на существо живое, и отдельные стихии представлялись их воображению в виде различных божеств. Между ними главные места у восточных славян занимали Перун — божество грозное и воинственное, олицетворяющее собою вообще огонь и преимущественно гром и молнию; Волос — покровитель стад; Стрибог, повелевавший ветрами; солнцу же поклонялись под именами Даж-бога и Хороса. Впрочем, эти боги не везде имели одинаковое значение. За ними следует многочисленный сонм низших духов, которыми воображение народа населяло весь видимый мир. Так, в глубине каждого озера или реки, по его понятию, жил водяной дедушка, а в чаще темного леса обитал лесной дух (леший). Славяне верили в загробную жизнь и почитали тени своих предков, которые будто бы оставались в доме потомков и охраняли их от разных бед (щур, домовой); души умерших детей и утонувших женщин представлялись им в образе русалок. Вообще религия восточных славян не достигла значительной степени развития; мы встречаем только неясные указания на храмы и общественное богослужение. Обыкновенно в каждом семействе старики сами приносили жертвы богам. Однако существовали люди, о которых думали, что они находятся в непосредственных сношениях с богами, получают сверхъестественные силы, могут предсказать будущее, творить заклинания и пр.; такие люди назывались волхвами. В летописях и в иноземных известиях упоминаются у русских славян и человеческие кумиры главных богов.

В начале своего княжения Владимир отличался жестокостью, наклонностью к многоженству и особенною ревностью к языческой религии: он приказывал ставить идолов и приносить им кровавые жертвы. В Киеве поставили при нем деревянный истукан Перуна с серебряной головой и золотыми усами; подобный истукан был воздвигнут и в Новгороде на берегу Волхова. В Ростове стоял идол Волоса — «скотьего бога». Народ в угоду князю приносил идолам на заклание детей, избираемых по жребию. Летописное предание рассказывает, что раз после удачного похода на ятвягов в Киеве упал жребий на одного христианского мальчика (из иноземных варягов); отец не хотел выдать сына киевским старейшинам, и оба они были убиты рассвирепевшею толпою язычников.

 

ВВЕДЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА.

Но языческая религия не могла долее выдерживать борьбу с христианскою проповедью. Уже в IX веке греческая вера проникла в Россию (особенно при помощи греческих колоний в Тавриде); при Игоре мы видим в Киеве соборный храм святого Илии и часть княжеской дружины состояла из христиан; при Олеге число их увеличилось еще более. Убеждения христианских проповедников поколебали наконец самого Владимира, и он, посоветовавшись с своими боярами и киевскими старейшинами, задумал принять новую веру. (По словам предания, посольство, отправленное в разные земли для испытания различных религий, было поражено красотою византийского богослужения.) В то время случилась война с греками на Таврическом полуострове, так как русские князья владели восточною частью этого полуострова, откуда они изгнали хазар. Владимир осадил Корсунь; граждане защищались мужественно, и князь дал обет креститься, если возьмет город. Когда же корсунцы сдались, он послал просить у греческих императоров Василия и Константина руку их сестры Анны и объявил о своем намерении креститься. Обрадованные цари поспешили прислать сестру и священников, которые немедленно окрестили русского князя, его сыновей и дружину (988 или 989).

В Киеве Владимир приказал истреблять языческие жертвенники (требища) и сокрушать идолов. Перун по его повелению был привязан к конскому хвосту и, осыпаемый палочными ударами, свезен в Днепр; народ плакал, смотря на такое поругание. Священники между тем ходили по городу и проповедовали христианство. Так как многие граждане медлили принять новую религию, то князь поступил решительно: он велел киевлянам собраться на берег Днепра, и здесь торжественно был совершен над ними обряд крещения. После того Владимир посылал проповедников по другим русским городам и строил везде христианские храмы; желая образовать собственное русское духовенство, он приказал набирать мальчиков и отдавать их для книжного обучения священникам, приехавшим из Греции и Болгарии. Матери этих мальчиков, по замечанию летописца, оплакивали их, как мертвых, «потому что еще не утвердились в новой вере». Вместе с христианскою верой в Россию перешли и богослужебные книги, написанные на славянском языке (именно на древнеболгарском)*. Христианство распространилось сначала по Великому водному пути от Киева до Новгорода и вообще по главным городам; в других же местах долго еще господствовало язычество. Особенно упорное сопротивление новая религия встретила на севере, по соседству с финнами. В Новгороде язычники подняли мятеж и были усмирены только силою оружия, после чего, так же как киевлян, их собрали на реку Волхов и окрестили. Идол Перуна с таким же поруганием, как в Киеве, брошен в Волхов**.

______________________

* Письмена славянские устроены, т.е. приведены в настоящий порядок, в IX веке святыми братьями Кириллом и Мефодием для моравов. (Есть известие, что эти братья приходили также в землю южнорусских славян, именно в Тавриду, где обитала тогда часть болгар, и здесь, в Корсуни, нашли Евангелие и Псалтырь, написанные русскими письменами.)

** Посадник Добрыня, дядя Владимира, и тысяцкий Путята, усмиряя мятеж, сожгли часть города. Отсюда сохранилась у новгородцев поговорка: «Путята крестил мечом, а Добрыня — огнем».

______________________

Сделавшись христианином, Владимир не стремился более к расширению русских пределов, а заботился о том, чтобы обезопасить их от внешних неприятелей, особенно со стороны печенегов. С этою целью князь строил по Днепру и его притокам новые города и населял их военными людьми из северных областей. Кроме того, он нередко выходил в поле со своею храброю дружиной, чтобы ограждать набеги степных варваров, или посылал воевод усмирять мятежи и разбои язычников, которые из городов бежали в леса и степи и там собирались в многочисленные шайки. Летописец изображает Владимира-христианина князем набожным и ласковым. Он созидал храмы (например, Десятинная церковь Богородицы в Киеве), щедро наделял духовенство доходами и привилегиями, устраивал частые пиры на княжеском дворе для народа, раздавал большую милостыню нищим, а для больных и слабых приказывал развозить по городу мед и съестные припасы. Особенно князь любил свою дружину и не жалел для нее именья. С дружиною он советовался о всех предприятиях, о военных делах и земских уставах. Его щедрость и слава собрали около него лучших витязей того времени (из них летопись упоминает Яна Усмовича и Рогдая-богатыря). Народные русские песни до позднейших времен сохранили воспоминания о Владимире Красное Солнышко и его могучих богатырях.

 

СЫНОВЬЯ ВЛАДИМИРА.

Будучи отцом многочисленного семейства, Владимир, по обычаю того времени, почти все свои области роздал в управление сыновьям. Замечательнейшие из них были: Изяслав (от Рогнеды), получивший в удел Полоцкое княжество как наследие своего деда Рогволода; потом Святополк туровский, Ярослав новгородский, Борис ростовский и Мстислав тмутараканский. Самою нежною отцовскою любовью пользовался Борис ростовский, кроткий, благочестивый юноша. Владимир отправил его с киевскою дружиною на печенегов, а сам вскоре заболел и скончался в ближнем любимом селе Берестове (1015). Тело его положено в мраморную гробницу и погребено в Десятинном киевском храме. Святополк туровский немедленно прискакал в Киев и объявил себя старшим, т.е. великим, князем киевским. Опасаясь соперничества со стороны ростовского князя, он послал к нему убийц. Между тем Борис, отпустив домой отцовскую дружину, остался с немногими отроками или воинами в шатрах на берегу реки Альты (впадающей в Трубеж, близ южного Переяславля). Здесь нашли его клевреты Святополка и умертвили. Увлеченный успехом первого злодеяния, туровский князь замыслил истребить всех братьев, чтобы одному владеть Русскою землей. Ему удалось убить еще двоих (Глеба муромского и Святослава древлянского), но Ярослав новгородский положил конец такому злодейству.

Ярослав в то время находился в ссоре с новгородцами. Причиною ссоры была наемная варяжская дружина, позволявшая себе обижать граждан и их жен. Новгородцы восстали против иноземцев и избили большую часть варягов. Раздраженный Ярослав изменнически умертвил главных зачинщиков. Вдруг из Киева от сестры Предиславы пришло к нему известие об избиении братьев и о замыслах Святополка. Ярослав поспешил помириться с новгородцами и, присоединив к ним варягов, пошел на Киев. Навстречу к нему вышел Святополк со своею дружиною и наемными толпами печенегов. Северное и южное ополчения сошлись на берегах Днепра, подле Любеча, и долго ни одно из них не решалось перейти реку. Воевода Святополка по прозванию Волчий Хвост, по обычаю того времени, начал осыпать противника насмешками и бранью. «Эй вы, плотники, — кричал он новгородцам через реку, — зачем пришли сюда с вашим хромым князем? Вот мы вас заставим рубить нам хоромы». Новгородцы жестоко оскорбились, они в ту же ночь переехали реку и оттолкнули лодки от берега. Ярослав велел им перевязать головы платками, чтобы в сече различать своих. Между тем Святополк, не ожидая нападения, в эту ночь пил со своей дружиной. Печенеги, стоявшие за озером, не могли помочь ему вовремя, и дружина его потерпела полное поражение.

Побежденный Святополк нашел убежище у своего тестя, польского короля Болеслава Храброго, и при его помощи снова занял Киев. Но, когда Болеслав рассорился с ним и ушел к себе в Польшу, Ярослав с новгородцами и варягами опять напал на Святополка и поразил его на берегу Альты, там, где был умерщвлен Борис. Святополк бежал и пропал без вести, народ дал ему прозвание Окаянного (подобный Каину). А Бориса и Етеба стали почитать как святых мучеников.

 

ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ.

Окончив трудную борьбу с свирепым братоубийцею, Ярослав сел в Киеве и, по выражению летописи, «утер пот с своею дружиною». Он хотел завладеть всеми землями умерших братьев, но нашел опасного соперника в Мстиславе тмутараканском, который уже успел прославить себя ратными подвигами в странах прикавказских*. Последний победил старшего брата и заставил его разделить земли пополам. Только по смерти Мстислава удалось Ярославу соединить в своих руках всю Русь, за исключением Полоцкого удела. Он возвратил червенекие города (Галицию), завоеванные Владимиром Великим, но отнятые потом Болеславом Храбрым, а печенегам нанес однажды такое сильное поражение, что они с тех пор почти прекратили свои набеги. При нем был последний морской поход на Византию: за неисполнение договоров великий князь послал на греков войско под начальством одного из своих сыновей (Владимира), но русский флот потерпел неудачу.

______________________

* Город Тмутаракань лежал на берегу Керченского пролива, на острове Тамани. Восточными соседями Тмутараканского княжества были касоги (черкесы). Летопись рассказывает, что Мстислав однажды сошелся на битву с касожским князем и богатырем Редедею. Они условились решить войну собственным поединком. Противники схватились. Мстислав одолел Редедю и взял его имение, жену и детей. Подобные поединки были в обычае того времени. Так, при Владимире Святом однажды война с печенегами была решена единоборством русского юноши Яна Усмовича с печенежским богатырем, которого он задушил в своих объятиях и бросил на землю.

______________________

Подобно своему отцу, Ярослав старался заселять пустынные места и укреплять границы построением новых городов. Из городов, основанных им на севере, замечательны: Юрьев в земле эстонской чуди и Ярославль на берегу Волги; первый назван христианским именем великого князя, а второй — языческим. Ярослав занимался также устроением христианской Церкви, любил духовенство, особенно монахов, прилежно читал священные книги, собирал писцов и заставлял переписывать рукописи или переводить книги с греческого на славянский язык. Он любил строить и украшать храмы (замечательны построенные при нем храмы святой Софьи в Киеве и Новгороде). Как и Владимир Великий, он приказывал набирать мальчиков и отдавать их в учение к церковнослужителям. Вообще Ярослав много заботился об утверждении христианства между подчиненными племенами и сильно преследовал языческих волхвов, которые возбуждали народ против новой религии.

Ярослав пользуется славою первого русского законодателя, ему приписывают собрание постановлений, известное под именем «Русской Правды». Этот князь занимал почетное место в ряду современных ему европейских государей и со многими из них находился в родственных связях*. Он умер в 1054 году, разделив волости между сыновьями. (Мраморная гробница его, украшенная изваяниями, уцелела до нашего времени в Киево-Софийском соборе.)

______________________

* А именно: с королями французским, венгерским, шведским, норвежским, польским и с императором греческим. Брак Ярославовой дочери Елисаветы с норвежским принцем Гаральдом Смелым украшен в северных сагах поэтическими подробностями.

______________________

В те времена еще не было понятия о Русской земле как о едином, неразделенном государстве: князья считали ее своею собственностью и наравне с прочим имуществом делили между сыновьями и другими родственниками. У Ярослава оставалось в живых пять сыновей, и, по словам летописца, он распорядился о наследстве следующим образом: «Киев и Новгород я поручаю старшему сыну моему Изяславу, которого вы почитайте так же, как меня, потому что он будет вам вместо отца; Святославу даю волость Черниговскую, Всеволоду — Переяславскую, Игорю — Владимиро-Волынскую, а Вячеславу — Смоленскую». «Если будете жить в любви и мире, — заметил отец, — то Бог будет за вас и покорит вам врагов ваших. Если же возненавидите друг друга и начнете жить между собою в бранях и распрях, то сами погибнете и погубите землю своих отцов и дедов, которую они стяжали великими трудами». Потом, запретив им отнимать волости у братьев или изгонять их, он обратился к Изяславу и прибавил: «Если же кто вздумает обидеть своего брата, то ты помогай обиженному».

 Из книги Д. И. Иловайского «Краткие очерки русской истории» 1860 год